1005001

Деда, а деда, а пошто у нас на поселке как лавочка, так сразу какого-нибудь Маги либо Ашота, а нашенских-бярезовых и навовсе нету?

Дык это как и со всем остальным: кому нужнее, у того и есть.

А пошто нашенские-бярезовые сами лавочек не наоткрывают? Нешто нашенским оно слабже нужно, чем тем чуркобесам?

Да не слабже. Понужнее, пожалуй.

Дык пошто тогда как раз у наших и нету? Если им как ты говоришь «понужнее»?

А возьми да сам и скажы, ты же сам знаешь, отчего оно так. Подсобнуть, али сам смогешь?

А подсобни.

Из чего у нашых односельчанцев проистекает разница в ведении дел своих?

Из устройства ума, ну и тех обстоятельств, в коих оне обретаться принуждены.

А примени сие к нашым-бярезовым и тем же чуркобесам. Имеется ли какая разница в ихних жызненных обстоятельствах? К примеру, учиняются ли нашим притеснения, о каких чурки и ведать не ведают?

Да нет, нет такого. Княжьим без разницы кому матку выворачивать, всех одинаково ходют да наплющивают.

А подается ли кому такое вспомоществование, какого иные сроду не видели? К примеру, одинаково ли они одалживаются, либо кому из них лихву полегше назначают?

Да тоже нет. Коли, например, придешь в пидарас-контору одолжиться, так пидарасы у тебя первым делом спросют есть ли чего в залог. Коли нету, всяк уйдет ни с чем, что нашенский, что чуркобес. Но, деда, оттудова всяк ни с чем уйдет, ибо лихву там налагают навовсе безумную!

То есть по-твоему выходит, что в обстоятельствах разницы нету, — ну, за исключением того, что чуркам тута у нас все чужое да незнакомое.

Выходит что нету, деда. Получается, вся разница в устройстве ума.

И какова та разница? Шибко ли чуркобес умнее нашего-бярезового?

Да не сказать, чтоб вот прям умнее. Как раз чаще выходит, что наоборот. То есть, наш-бярезовый и поумнее будет, и ни в чем перед чурками не ущемлен… Не, тогда я и вовсе ничо не пойму! Как так, деда?

Да просто: наши робеют, а чуркобесы знай делают свое, и по сторонам не глядят.

Дык пошто нашенские перед чурками какие-то робкие выходют? Оне ж не где-то на чужбинах, а у себя во своем дому, чего ж робеть?

Не чуют оне за собой, оттого и робеют.

Чего не чуют?

Дык своего, чего ж ещо за собой чуять можно.

А куды ж оно делось, это свое?

Просерили нашенские свое, вот теперь за собой ничего и не чуют. Оттого ум у их зыбок, земля в запустении, а жызень коротка и обосрана.

А чурки штоле чуют?

А чего по делам их тебе видно?

Выходит, да. Выходит, ихнее свое ещо до конца не просерено.