Анонизм против мастурбации

    

…или ритуал прописки в Содом-тырнете.

Сеченя одиннадцатого числа сего года Ваш, о прихожане, смиренный раввин из города Нехайфы, едва не подавился мацой. Некоторые из нас принялись (вроде бы всерьёз) вопрошать безплотные сонмища букв, закодированные эфесами и алефами в бездушных железяках, об этих букв биографиях и личных историях. Астанавитесь, безумцы!

Впрочем, ничего другого ожидать и не следует. Когда мы заходим в смрадную хату социальных сетей, кто-то задает нам вопрос (то есть, не задает, но мы на него отвечаем): Хочешь ли ты, имярек, выставлять свое личное и семейное к позорному столбу на площади? Или хочешь выворачивать свое нутро наружу, укрывшись под маской?

Фантомасы скрывают свою частную жизнь и живут кем-то другим, выращивая себе шизофреническую субличность. Самобожники ставят себе кумира — самого себя – и приносят ему в жертву изображения еды, женщин, автомобилей и круизных кораблей. Большинство делают и то, и другое, но в разных местах. Кто-то живет под маской кумира, делая себе кесарево в пользу кесаря, но сохраняя свое свободным от чужого внимания.

Человеческая психика все время играет собственную личность, придавая ей протяженность во времени и однородность. Когерентность, если угодно. Тот вариант себя, который мы предпочитаем видеть сейчас, создается избирательной амнезией и изменением воспоминаний. Следующий вариант будет иметь уже другую биографию, где будут скрыты другие события, а оставшиеся – освещены по-другому.

Попадая в социальные сети, человек продолжает самопрезентацию, создавая грубое подобие того, что делает постоянно, но не замечает – своё «я», личность. А потом принимает эту куклу куклы за себя самоё и отвечает за базар. Потому что не может не считать всё сделанное собой сделанным действительно собой, иначе он просто сломается.

«Наши предки были настолько тупы, что путали себя со своими аватарами», скажут потомки, и скажут нам в лицо, потому что нынче в далекие предки попадает каждое поколение.

Раввинат ВЦВ не знает лучшего ответа на содомскую дилемму, чем следить за собой. За тем, кто пишет и за тем, кто читает; за тем, кто читает после написанного и тем, кто пишет после прочитанного и за тем, кто за ними смотрит, и так далее, и тому подобное. Отрастить третью голову и смотреть на две остальные. Когда не останется никого, это и будешь ты – некогда Великий Змей, а сейчас просто перспективный горыныч.