Чиста такъ

— Деда, а пошто нынче кругом одни камеры?
— Дык золота недостает.

Ведь когда доллар, то золота нету. А нету золота, нету и государства. Как в прямом смысле, так и в чуть более мутном: когда нет общепринятого денежного обращения, основанного на к.-л. константе, не зависящей от чьей-либо воли, то нет и самой возможности действовать в рамках сколько-нибудь долговременной стратегии: что толку от выстраиванья пускай самых гениальных цепочек накручиванья добавленной стоимости, котда все твои усилия одним росчерком пера могут быть присвоены какими-то левыми пассажырами.
Да сам прикинь: ты упираешься как последний мудак, с утра до ночи выкапываешь из ямы ништяки, плавишь их, прокатываешь, упаковываешь. Приезжаешь с ними на базар, полный планов на умное применение выручки, с механизацыей обогащения и расшырением рудной базы, – а тебя с порога радуют курсовыми переменами, дескать вот так уж нынче распорядилася Невидимая Рука Свободного Рынка. Ждать тебе нельзя, у тебя в ямке осталися пищать тыщи голодных гномеков, тебе надо рассчитываться за транспортерную ленту и лизинг лопат, надо чинить печки и закупать дрова. Деваться тебе некуда, и ты с матом подписываешь продажу. Все, накопанный тобою ништяк уехал, — и (нунадожэ!) Свободный Рынок берет просевшые котировки своей Невидимой Рукой, и тут же возвращает их к уровню, при котором ты мог бы (БЫ) соскочить с кредитования и инвестировать сам. «Прям Как Нарошно», да.
И так всякий раз. Приезжаешь с товаром, и курсы просажываются ниже плинтуса. А как приезжаешь перехватить до вторника, так курсы сразу пробивают трехлетнее сопротивление, и ты размещаешься с огромной премией: «извинитя, как раз севодни фед поднял ставку и денег на рынке просто нет». Каждый сраный раз, как по расписанию.
Прям как будто заговор какой-то. Ты копаешь как проклятый, твои гномеки дохнут, бухают и херово размножаются, а тебе за продукцыю дают строго себестоимость, чтоб ты имел минимальную техвозможность продолжыть свои копания, да небольшую шапочку чиста на водку, чтоб нажрался с горя в кабаке и снова шел копать.
Любая стратегия описывает прежде всего путь энергии, а энергия жестко задает коридор возможностей оператора, ей знаешь ли насрать на операторские хотелки. Либо ты управляешь своим объектом как ей нравится, либо твой объект развеивает вместе с тобой, горе-директором.
Ценность любого абсолютного всеобщего эквивалента в том, что ему насрать на чьи угодно влажные мечтанья. Вон то же золото, оно ценно не само по себе, просто оно самый удобный для этих (расчетно-тезаврацыонных) целей металл, оно нужно всем без исключения, его ценят везде, и даже сегодня, после полувека всяческого обсирания золота как пережытка, его у тебя возьмет кто угодно, в том числе те, кто за доллар или за юань даст тебе по морде. Ценят его тупо за то, что его не пойдешь и насобираешь сколько надо, — не позволит энергия. Она возьмет у тебя свои законные пицот килоджоулей и выдаст тебе три грамма с тонны, ни больше ни меньше. Хочешь больше? Гавно вопрос, золото везде лежит под ногами, наклонись да возьми, — не забыв оставить взамен пицот мегоджоулей. А чтобы их получить, иди думай, работай, подгоняй под нужное соцструктуру. Иначе тебе не получить ни пицот мегаджоулей, ни соответственно золота. Как замедлитель в мине, — есть нужные условия, есть сработка. Ну а коли нету, тогда ну прости, погуляй-подожжы пока нужные условия не сложутся сами по себе.
Избрание расчетного средства есть либо акт самоограничения (а это стратегия, сыне), — либо решение блядовать и беспределить. Ровно такое же стратегическое.
Да, блядтво тоже стратегия, но сам знаешь, все криво сваренное делается быстро и легко, однако работает до поры-до времени: энергию-то не наебать, она же в точности как баба, любит прямо и не любит упираться, она слушается, когда ее депонируют, и мгновенно охуевает когда ее высвобождают.
Блядство и беспредел («нехачу ни в чом ограничивать ся!!!») очень удобны, ибо мгновенно и как бы бесплатно закрывают любую операторскую нуждишку; однако все эти удобства радуют Оператора только до той поры, пока под рукой есть куча ещо непотроганых энергодепо, заменяющих уже истощонные. Да, поначалу они здорово смахивают на бездонные, можно веками привольно жуировать, разбазаривая биосферно связанный углерод и засирая гномечий геном, выдроченый той же биосферой до незнамо какого класса чистоты. Но века проходят, а замены выбывающим депо нет как нет, ведь не желающая следовать энергетической логике блядская дорожка не может привести к переходу на следущий Уровень Игры, даже если чиста технически никаких преград не существует. Потому-то она и блядская, что не следует за энергией, как положено всему сущему, а рисует хитрожопые петли на ровном месте, наращивая (все)общий риск до заведомо неподъемного уровня — только ради того, что кому-то не хочется ограничений.
Есличо, малоуважаемый ЗОГ не справился на рабочем месте Оператора как раз с вот этим: в энергию ЗОГ так и не научился. Какое-то время здорово выручали войны, пока их энергия описывалась тоннами тротилового эквивалента, а как запахло мегатоннами, военные риски стали слишком уж неподъемны, не только для непосредственных исполнителей, а для всех без исключения. В войны больше нельзя, плонетко у нас маленькое, и от мегатонн тупо треснет. В энергию не получается, в войны больше нельзя, — остается только в жесткий контроль всех транзакцый, вообще всех, вплоть до микроуровня, остаются только игры в Дахау.
Чо думаешь, ЗОГ демонтирует нацкультуры, государства и производящую экономику только заради злобного умерщвления лишних пяти милеардов? Нет конечно. Не настолько уж он и злобный, наш старый добрый ЗОГ.
Просто он мудак, наш ЗОГушка, вот и все. Он не справился. Взял на себя, поднатужылся, — и ой! обосрался. Энергия в схеме растет, ее надо вводить в рамки, да чтоб эти рамки самоподдержывались, саморемонтировались, да ещё и были всегда готовы к дальнейшему росту энергии в системе. Однако связать чоткую схему ЗОГ тупо Нешмогъ: выбрал в свое время не ту парадигму для своей рабочей Теории Всего, удобную, но фундаментально негодную, с очень соблазнительной, но такой сцуко условной единицей вместо чоткого пацанского грамма. В начале все было хорошо, все ладилось, а условность единицы даже помогала веселей беспределить. Но энергия в системе как-то резко выросла, и все, блядство сожрало все резервы, условная единица не вкатывает, «в декабре внезапно началась зима». У бедного ЗОГушки на столе уже не шышнацать, а пицотшышнацать телефонов, по каждому каждые пять минут звонют и жалуются, спрашывают чо им делать, а ЗОГу нечего сказать: он уже и сам не знает, чо надо делать каждому, чтоб настало щастье.
Теперь ему ничего не остается, как упростить имеющийся у него в управлении объект до значений, когда ума на управление ещё хватает, то есть окончательно отказаться от использования технологии «государство» и переводить все на голимый автомат им. тов. Троцкого, с парой электродов в мозгу каждого гномека.
Потому-то везде и камеры, сыне. Они конешноже ещо далеко не «везде», просто ты ещо не привык, а так-то оно все тока начинается, все эти камеры, карты, в тырнеты по паспорту, платеж свыше пачки сигарет строго через одобрение бюджетного комитета парламента. Все ещо в самом начале, но ЗОГушка уже запаниковал и уже понесся по единственному маршруту, видному из рамок используемой им логики, и будь спокоен, он довезет тебя до самого логического тупика. Так что не успеешь мявкнуть, как окажешься зажат столь плотно, что научишься ходить не по половичке, а по шовчику, и свое нынешнее свое состояние станешь вспоминать как апофеоз беспризорности, непослушания и оголтелой анархии.
У ЗОГа нету другого выхода, его матаппарат на блядской парадигме с полностью беспредельным расчетным средством неспособен обсчитывать Мiръ как надо, для нормального обсчитыванья Мiра нужен гораздо более развитый матаппарат, забазированный на принцыпиально ином подходе к взаимодействию с энергией — примерно такой, каким его контурно обозначил в свое время известный друг математиков И. Джугашвили.