Да легко (male version)

Вот мы с вами, мы жывем, и у нас кажный день проблемы и головняки.
Нас ебут и пиздют, у нас отметают последнее, нас тута ваще никто захуй не считает.
Вот это как, заебись или хуево?
Канеш хуево. Как же ещо.
А вот б-жье цагство.
Тама никого не пиздют и не облегчают на бабки.
Да там ваще нету бабок, и потому их не надо зарабатывать.
Тама и без бабок все есть нахаляву, подходи кто хошь и бери скока надо.
А никаких проблем тама нету. Совсем нету, ваще никаких.
Там даже нету никого выше тебя, прикинь. Все такие же как ты.
И вот скажы сам, чо получаецо: б-жье цагство, оно же заебись? Не, вот скажы: заебись же?
Не, конкретно: заебись или хуево?
Ну а если оно заебись, то без него получаецо чо?
Да, конешноже ты прав: без него получаецо хуево.
То есть мы с вами жывем не как-нибудь, и даже не дапойдет, а конкретно хуево.
Спрашываеца, а почему?
А все просто: тока потому, что у нас тута нету б-жьего цагства.
Вот ви хочете себе жыть хуево?
Вот так как сечас, с проблемами и головняками, всю жызень до самой смерти без малейшего просвета и передышки?
Нет?
Если нет, то нам с вами срочно нужно заиметь б-жье цагство. Срочно.
Тамушта без него нам очень, очень хуево, ви сами токашто это сказали и подтвердили.
Давайте построим цагствие б-жие, и тогда нам станет не хуево, а заебись.
Вот прямздеся и прямщяс.
Не, само цагствие будет когда-нибудь потом, но строить надо начинать вотпрямщас.
Причом строить должны все.
Не только те, кого вдруг посетила внезапная жажда до б-жьих цагств, а все.
В том числе и те, кому это нахуй не пало, ведь нельзя же быть такими звероподобными, надо обезательно Стремицо к чему-то Високому.
То есть к Духовному, да.
А если конкретно, то к б-жьему цагству, Духовно тока оно, ведь любые остальные Духовные Стремленья не совсем Духовные, и даже совсем Бездуховные потомушто Авотак.
То есть либо ты строишь б-жье цагство, либо ты бездуховное жывотное, и тебя можно и нужно сажать на цепь и заставлять отрабатывать свою пайку.
Почему так – ежу понятно: кто не Стремицо к Духовносте, тот стремится ко всякому зверскому.
А если кто стремится к зверскому, тот таки зверь, и его можно. Причом его можно всем. Любому жалающему.
Причом можно по-всякому, ведь на зверей Нераспространяецо.
Кто не Стремится к Духовности и не хочет строить б-жьи цагства, тот стопудовый однозначный зверь. Жывотное.
А с жывотными беспредел не беспредел.
Потому что согласись: вот нахуй нам нужны всякие жывотные звери промеж нормальных духовных?
Правильно, нахуй не нужны.
Тем более, что у всех есть полностью свободный выбор: не хочешь катить за жывотное, не хочешь к себе беспредела?
Нет ничо проще: тянись к Духовному, сам, добровольно, и так же добровольно строй б-жые цагствия.
Сам, добровольно и лутше если на тузеазмах. Потому что строить все равно придецо, никуда от этого не денешся.
Точнее не строить а ломать.
Ведь все старое надо обязательно сломать, старое же оно все такое зверское и бездуховное, и для б-жьего царства не годится, а место таки занимает.
Какой непорядок, как это Недуховно: на этом месте должно быть б-жее цагствие, но на этом месте почемута до сих пор какое-то зверство.
Нам же всем надо чо?
Чтоб нам стало заебись. То есть нам нужно б-жье цагство, без б-жьего цагства никакого заебися никогда не будет, это совершенно точно, и все кто нормальный это отлично понимает.
Но то место, где должно быть б-жье цагство, оно занято.
Оно занято старым, из-за которого нам хуево.
Значит чо ми должны сделать?
Да сломать это хуевое старое.
Вот ми возьмем его и сломаем.
А на его месте возьмем и построим.
Начнем с того, что ви будете ломать чо ми скажем.
Ломать ви станете сами, ведь ви же сами хотите, чтоб б-жье цагствие таки настало? Таки да или нет?
Да?
Вот и ломайте. Сами.
Ви же сами этого хочете, почему кто-то должен исполнять вашы же хотелки, пгавельно?
А ми только поцкажем с чего начинать, как сортировать наломанное и куды оттаскивать годные кусочеки.
Потомушто а кто вам ещо подскажет как и чо, не такле?
Ведь это не кто-нибудь а ми разсказали вам про Б-жье Цагство и как там все Заебись.
И ваще, если бы не ми, ви так и жыли бы зверьми, в зверстве и бездуховности, и любому в вашу сторону был бы позволен любой беспредел.