Децкое

<axtung/> Этот и иные Децкие Вопросы (конешноже) не входят к Кононъ, обязательный для вкуриванья прихожанцами Всеобщей Церквы Всеобщего, и стоят несколько особняком; Мы приводим здеся их краткия запеси вовсе не из теологических соображений, и даже не в порядке ненавящивой Рекламы «бусурманских мракобесий», а скорее в порядке уподобления тебе-любимому, ведь ты вешаешь в рабочей биндюжке постеры с Сисястыми Телками и Крутыми Мафынками вовсе не по причине своей ВотПрямНестерпимой Увлечонности сими предметными областями, а из одной лишь Тяги К Прекрасному – вешаешь какбэ ироническе ухмыляясь своим же деяниям, кои приличны отнюдь не тебе, унылой развалине с седыми яйцаме, а скорее йуным розовощоким комсомольцам, — но таки вешаешь. Кросота Страшное Сило, куды девацо, и ежели ты не особенно тяготеешь к, а озабочен боле так скажем практическими Вещами, прими сие упреждение как можно ближе к своему маленькому и безконечьно дорогому Нам сертдцу и не лезь лишний раз потреблять ненужное, оно и впрямь Излишне, излишне до (непобоимся) Картинносте: ну какой из тебя (как говорит ув. Равви) «Стремящийся», с твоими-то кредитами и косяками.</axtung>

Итакъ, когда-то давно тебе в голову впендюрили понятие «реальности».
И пояснили его нехитрым «ну типа то что есть, оно типа «реально», а чего нету, оно как бы нереально».
Ты зохавал это понятие, наделил его значение кучей свойств, напроизводил от него всяких производных, подставил его во множество формул, и стал всем этим кого-то пользовать. Может быть себя, а может и не себя, но Мы сейчас не об этой хвилософии, — нахуй бы она нужна, сегодня Мы чота склонны занять Ся куда более прикольным делом, вот чота возжелали Мы немношко Пораздавать чего-нибудь откровенно-Децкого.
А чтоб ты часом не поехал головушкой (со всяким-Децким это кстате запросто, причом совершено незаметно), для начала Раздадим тебе чиста тренировошную дозу: понятно, что никакой «реальности» реально нету, это самое обычное словцо-химера, сиречь термин, содержания не имеющий, и то, что тебе обозначено как содержание сего словца, с реальной «реальностью» не имеет ваще ничего общего, — и об этом тебе скорей всего известно и без Нашых раздачъ.
Тут ты по идее должен Грубо Заржать и (коли плохо воспитан) торжественно Уличить докладчека в «масляном масле, которое на самом деле не такое и масляное как принято щитать да и ваще никакое не масло».
Однако если ты не такой тупой каким выглядиш со стороны, ты обождешь грубить и призадумаешься: а блеать дествительно, если та Децкая Ахинея, которую нам тут несут, имеет под собой хоть какую-то реальную основу, то вот как например мне, с децтва оперирующему понятием Р., обойтися без употребления термина «Р.» при изложении какой-то ольтырнативной концепцыи самой Р.?
Понятное дело, ни до какого ответа ты не додумаешься, ибо за него бралися многие, некоторые даже с очень туго надутыми Хвилософическимя Щочками, и все как один конкретно обосрались; те же, кто жалает невозбранно ходить в Хвилософах, те дак и ваще даже близко не подходют к сему вопросу. По одной крайне простой причине: всякое сознание, сколько-нибудь всурьез оперирующее термином «Р.», быстро приходит к единственному логически обоснованному выводу: «я хуй знает чо, неизвестная хуйня неизвестных габаритов, веса и формы, непонятно откудова и как тут взявшаяся, в данный момент сидящая хуй пойми где и когда, и имеющая единственное больмень подтвержденное свойство: способность частично принимать и как-то по-своему интерпретировать поток данных, который по местному вайфаю непонятно кто гонит непонятно откудова непонятно куда. И непонятно нахуя, ога».
На этом все. На этом любая производимая не за зарплатку, и больмень строго отвечающая за базар «хвилософия» тупо заканчиватся: как можно ваще чота там «анализировать», когда ты заведомо являешься пылинкой, плывущей по пронизанным чьим-то радиообменом участочку Безконечьности, и из пары перехваченных пакетов развернувшей целую понимаешьли «свою» «Реальность»? Да никак. Пиздеть о всяких кажымостях, берущих начало (и немедленно находящих безславный конец) строго в немытой голове очередного Хвилософа – это да, это пожалуста, никто как говорицо не против. Но при этом ещо на берегу следует чотко признать: к самому потоку данных, прилетающих на пылиночькины входа, вся эта болтовня никакого отношения не имеет. Не имеет точно так же, как советские дети, в далеком 1982-ом игравшие во дворе во вдолбленную радивом «Сандину», не имели ровно никакого отношения к вялотекущему кровавому бодалову никарагуанских картелей, пользующихся поддержкой Птицы Гру, с точно такими же местными картелями, выставленными то ли РУМО, то ли пендостанской флотской разведкой.
Такшта всурьез поминать какую-то «Р.» — точно так же смешыть пезду, как, например, вопрошая «а с каково веку начинаецо больмень историческая история?». Нискаково нахуй. Нету никаких реальностей, ни реальных, ни чуть менее.
«А чо тогда есть? Ведь чота же есть?»
Есть способ декодировать Непонятно Чо, вот чо есть. И начинается он, кстате, как раз с «Есть» и «Нету», на которых стоит все остальное. На чо опирается «определение» т.н. «Реальности»? На «Есть-Нету». Попробуй-ка без них обойтись, именуя Вещи Мiра – и устанешь даже не начав, ведь «Есть/Нету» это фундамент даже не коммуникацый, а самого восприятия.
А ведь нету никакого «Нету», это полностью безмысленное выражение. Химера, да. Более того, — лжа. В Мiре нету ровно ничего, про чо можно было бы логически строго утверждать: этой Хуйни нету. Есть всё, есть поистине любая Хуйня. Просто она например удалена от задавшегося вопросом «А где девалася Та Хуйня». Она например сожрана и щас переваривается. Или уже высрата, став гавном в кошачьем лотке. Или не высрата, и просто лежыт себе забытая в другом кармане. Или ее передают на другом канале. Или будут передавать завтра в обед. Но что «этой Хуйни НЕТУ» — ни в одном случае не сказать. Любая Хуйня есть, всегда. Просто конкретно взятый ты настока ограничен, что не можешь протянуть ручку сквозь тыщу километров, или сквозь несколько часов (придуманного тобой) времени, или сквозь несколько итырацый какого-нибудь причинно-следственного олгоритма, изменяющего структуру «того чего как бы Нету». Нету – это нету, совсем нету, только выходит, что совсем нету – это не категория, а тупо вопрос возможностей кого-то конкретно взятого.
Ровно так же можно в ноль расхуесосить Второго Оператора Реальности, т.е. «Есть», попробуй для интересу, если Сподобишься, то в конце обнаружыш, что нету ни Есть, ни Нету, и соответственно нету никакой нахуй «реальности», а есть только способ пиздеть обо всем об этом, один из, и потому конкретно тебе никто никогда не сможет «доступно разжувать» эту поистине интереснейшую тему про «а чо же тогда есть, если никакой реальности как вы говорите не существует?». Чтоб ты чота вкурил, тебе для начала надо снести всего «тебя», нашоптанного тебе кем-то со стороны, полностью снести, даже не до фундамента, а вообще полностью, до ровной зеленой травки на месте где он был, чтоб ты не просто разучился говорить слова «Есть» и «Нету», а вполне искренне не понимал, чо это за смешные абстракцыи. Тогда да, тогда тебе можно насыпать на рабочий стол других иконок, и оне станут и открываться, и работать, и даже возвращать тебе какие-то Значения. Не труе и фалсе, нет. Другие, совсем другие.
И что характерно, тебя никто не станет хватать за руки, если ты вознамеришься объявить эти новые, поставленные тебе вместо убитых чуть ранее, и ТОЖЕ ОТКУДАТО ВЗЯТЫЕ иконки «новой, ещо более лутшей Р.» Объявляй («являй», да), никто не против, будет у тебя своя Р., со своими блудницами и своим преферансомъ; тебе же вон в свое время «эту» Объявили («явили», да), без даже самой шутошной обосновы, — и чо? И ничо, встала как родная, да так приросла, что ты безропотно воспроизводишь ея кажным ударом своего маленького глупого сердтца, и никакой «другой» даже с усильем не сможешь себе представить – хотя ни «той», ни «этой» нету и никогда не было.