Дунькины Отходы

— Опа. А почему ты так однозначно связываешь с идеократией именно Европу? Мне кажется, если уж идеократия, то это наоборот какой-нибудь Восток, — ну там чучхе или тот же Ислам, девки в парандже, битье палками за нетрезвое вождение, а Европа, это скорее «у кого в этой песочнице самый большой совочек, тот и король», «у тебя совочек побольше, значит, я тебе служу», чистое рацио – не так? Опять я спорола?

— Да ну что Вы, Ваша Извечность…

— Да спорола, спорола. Сама уже вижу. Погоди, я сама… Папа, — правильно? Это ведь только олицетворяемый им коллективчик имеет полномочия, как ты говоришь, «объявить козлом», — а больше-то никто? Или, — погоди, погоди, я сама, пока мысль не ускользнула! – папа скорее уполномочен определять правила козления. Даже не «правила», а… Ставить рамки, за которые чуть вышел, и сразу козёл. А уж подойти да назвать козлом и помельче кто найдется?

— Равно как и отволочь козла на костер, да-да… Или согнать некий род с наследственного престола. Позволю себе немного развить Вашу прекрасную метафору о совочке: если где-то вопрос о короле, то есть об арбитраже в вопросах крупной собственности, решается по принципу «у кого совочек больше», то да, об идеократии говорить не приходится, величина совочка критерий в достаточной степени объективный. Да, это тоже, скажем так, не очень-то окончательная объективность, смотря кто и чем мерил; однако каждый собственник волен и мерить, и убеждать других собственников, что его измерения будут поточнее… Идеократия там, где король тот, у кого совочек белее. Или краснее.

— А единственная инстанция, уполномоченная оценивать достаточность красноты…

— Вот именно, Ваша Извечность, вот именно.

— Ага. То есть, все это сегодняшнее безумие с несуществующими деньгами, оно все уже тогда..? Из «Не убий»? Погоди, не надо отвечать, это не вопросы, это у меня в голове кусочки сощелкиваются… А действительно, вот ведь каковы, а? Красавцы. И ведь впрямь ни слова не выкинешь, всё на своем месте: «не убий» подтачивает и помалу отменяет кровные начала, единобрачие подрывает основу володения, а все в комплексе позволяет давить володетелей не только процентом, но ещё и с идеологической трибунки, и менять их как перчатки… А все эти «возлюби» да «власть от того, кому мы молимся» — оно, конечно же, не для володетеля, эта часть для холопов, чтоб всегда завиновачеными ходили. И решение кто козел, а кто ещё годен, как бы само собой остается за ними, по каждому пункту. А за кем ещё, кому ещё судить об этих высоких духовных материях, они же такие духовные, такие не от мира сего… Действительно, «да, совочек белый, но вот этот все ж побелее»…

— А ещё деньги, Ваша Извечность. – решил поучаствовать в разговоре Покладный. – Хотя тут одно от другого не отделить.

— Что «деньги»?

— Хм. Вы наверняка в курсе, что религиозный бизнес нигде не платит налогов? – вопросом на вопрос ответил мумия.

— Ну, не везде, но… Да. Если в целом, то да. И?

— Они не отчитываются перед мытарями, сколько и куда заплатили. – снова встрял с уточнением Покладный.

— Но они же пользуются общей банковской системой, имеют счета, даже свои банки у них есть..? Или..?

— Именно: или. Причем только в самом недавнем времени, первому их банку и ста лет не наберется. Посудите сами, Ваша Извечность: сеть огромного охвата с грамотным и весьма мотивированным персоналом в каждом пункте. Сеть напрашивается сама. Этого уже достаточно, чтоб задуматься, верно? Хотя бы об информационной функции, не правда ли? Но на этом всё только начинается: сеть выведена из-под юрисдикции места пребывания. То есть, экстерриториальна по сути. Теперь уже совсем понятно, не так ли?

— А вот об этом я ещё не слыхала. Вот значит как. Погоди, так это же получается почти как оффшор, только территориально распределённый…

— Ну очень распределённый. – поддакнул Рамзам. – Распределённей, пожалуй, и некуда.

— Глобальный, как с недавних пор модно говорить. – машинально отозвалась Великая Мать, о чём-то напряжённо раздумывая, и покатала на языке непривычную формулировку: — Глобальный оффшор, значит. Привязанный не банановому островку в теплом море, а к статусу в правовом поле. Вернее, не оффшор, а оффшор наоборот.

— С постоянным притоком местной налички в каждом узле. Утром нырнуло здесь в цехине, к обеду вынырнуло на краю света в тугриках, и попробуй отследи. – хмыкнул Покладник, по всей видимости обозначая своё давнее несогласие с какими-то подходами Присутствия в оном вопросе, коим вынужден подчиняться супротив своей воли, в силу одной лишь служебной дисциплины. – Правда, в последние век-полтора их здорово поджали и с этим промыслом, и с ладаном. Хотя это одно и то же, по сути по своей… Такой малины как раньше им уже не достается.

— Погоди, так с этим «ладаном», это тоже они..?

— Дак а кому ж ещё. Они этот промысел и завели, это ж их первейшая нужда: без ладана-то чудесам откуда взяться, без ладана чудеса не случаются. А ведь пока не было ящика с картинками, вопрос веры стоял жестко: нет чудес, нет и веры.

— И, соответственно, притока в местной монете. – язвительно уточнил Покладный, словно бы продолжая давнее несогласие с покинувшим этот Мир хозяином. – Да и полон без ладана ни откупить, ни увезти.

Дунька почуяла, как в тумане уже привычного беспутия, по сути еще продолжающего царить в ее голове, проступают контуры непредставимо огромной туши Ворога, ранее сдуру принимаемой за анекдотический рудимент навроде околосвадебных ужимок, по какой-то неведомой причине не канувших в Лету вслед за всеми этими смазными сапогами да керосиновыми лампами, однако и по сию пору незнамо зачем настойчиво воспроизводимых населением.
Вся Её мощь, способная играючи стереть весь этот мирок как пятнышко со столешни, в бессильной растерянности топталась где-то далеко за спиной сознания. «И чо, Михална? Не знаешь чо? Вот и я тоже. Как теперь быть? С ЭТИМ же, как мне кажется, тупо невозможно что-то сделать…»

— И все это продолжается…

— …с того самого дня, как в частных расчетах на Улусе арабское серебро стало вытеснять те ненавистные Вашей Извечности «куны», в те дни являвшие собою огромные вонючие тюки звериных шкур. Помнится, когда мне привозили дань примерно с этих мест, за вонью обоза можно было запросто не учуять дохлого ишака, неделю провалявшегося у обочины… А тут и компактность, и какая-никакая защита, удобно же – берешь городище, посылаешь доверенных отогнать полон в Кафу, из Кафы сеунча привозит узелок с векселями, и получай по ним где пожелаешь, хоть в Буде, хоть в Новогороде, хоть в Сарае. Рассмотрите это в ретроспективе, Ваша Извечность, и Вам станет ясно, почему именно мы с давних пор «крышуем», как Вы говорите, наших милейших арендаторов: опоздал завести что-то сам, так хотя бы возглавь. Впрочем, объективности ради надо признать, что с возглавлением тоже не вышло, — ну так хотя бы «возьми под свою руку».

— Ну-ну. – обозлилась Дуня. – И как? Взяли? «Под свою руку»?

— Я Батюшке нашему всю, извиняюсь, плешь проел со всем этим. Да так и…

— И что?

— Приказа так и не получил. Да какой там «приказа», только разговор в сию сторону повернешь, как Батюшка только смеётся, «Что, Ходила, в аламан потянуло? невмочь глядеть, как сыть безвозбранно сальцо нагуливает? Полно тебе, отходил своё…» — и всё на том. А попытаешься понастаивать, так и… Словом, не желал Он видеть во всём этом ничего кроме забавки, Его же волею и попущенной.

— А мне так и прямо было указано «отнюдь не лезти». – присоединился Покладник.

— Ага. Погоди, я поняла: вы оба чисты как первый снег. Узнаю милую Родину, вашу мать… Вотчина опутана непонятно чьими оргструктурами, усеяна ими как дохлятина опарышем, все у нас тут что-то суетятся, всем тут у нас что-то надо, все здесь что-то себе выкруживают, и гонят бабло непонятно куда. А два самых высших должностных лица тут не при делах. – задумчиво подвела черту Дуня. – Понятно, «приказа же не было». Им же приказать надо, чтоб они пальцем шевельнули, но им – ах пичялька! – никто ничего не приказал. А подумать и ответить? «Не, не слышал»? Это не к нам, ага? Хотя наверняка догадывались, чем обернётся. Да что я, «догадывались»! Видели! Каждый день! Но раз Мосоху не надо, то и вам всё по боку! Вы, чертовы кадавры! Вы как, понимаете, что выше ваших должностей здесь никого нет? Что помимо вас здесь что-то решать тупо некому?!