Фантазу тефиля, сезон 2

Как ты наверно знаешь, есть такой литературный жанр, «фантазу», ну там прынцессы с дрвкончеками и прочий дер рих вейс. По-русски же это можно обозвать как «школота делится Хотелками», и точнее тут не скажешь, потому как чем ещо школоте поделиться с четатилем: каких-то знаний нету и с нонешним образованием уже не будет, жызненных наблюденьев у пейсателей конечно много, но все оне про ужасающую сложноту взаимоотношений с одноклассниками. Ума ещо нажывать да нажывать, и то под большым вопросом; умных-то сам знаешь, хорошо если один-два на весь батальон. Так что остаются только Хотелки в духе «кабы я был султан, которому не надо в школу», чистая компенсацыя только-только начавшыхся соцыальных разочарований. И все, да.
Однако в том и ценность сего Жанра, ибо наставленные медиями Хотелки соцыокультурной направленности выражаются в нем кристально чисто: они никак не искажены вообще никакой рефлексией, требующей мало что какого-никакого жопыта, да к тому же и мозга, не успевшего самозародиться в голове Пейсателей. И оттого-то их весьма небесполезно рассмотреть: а чо это за хотелки, на чо именно они направлены, на чью конкретно пользу, какие соцпроцессы могут быть ими иницыированы — либо наоборот, воспрещены.
Скорее всего, тебе вся эта литхуйня не так уж и интересна, но мы с Рэбе немножко поковыряем эту коросту, не для тебя и не напоказ, а скорее для себя, в чиста так сказать целях тиликтуальной штоле физкультуры.

Рэбе, Ваша очередь высказать имеющиеся соображения. Давайте по очереди редактировать оный псто, сделаем его тксссть долгоиграющим, дабы не плодить без нужды лишних единиц хранения.

Как уже говорилось в другой формулировке, «фантазу» это сказка для половозрелых детей.
Как психотехника, фантазирование это демобилизация воли: первый и главный принцип работы мозга — сохранять себя. Энергии он требует много, поэтому если можно не думать, нужно не думать; если можно не совершать усилий, нужно их не совершать. За этим следит система награждения, у которой всего несколько управляющих воздействий: боль, ожидание боли, прекращение боли, ожидание удовольствия, удовольствие. Идеальным случаем для неё явилось бы такое изобилие ресурса, такая жизнеобеспечивающая среда, в которой высшую психическую деятельность можно отключить вообще. Нирвана.
Таким образом, каждый человек прежде всего клиент своего внутреннего наркодилера, но не каждый при том наркоман. Систему награждения можно обмануть (и неизбежно при этом повредить), потому что мозг не умеет отличать существующее от несуществующего. Обмануть порнографией — коктейль номер 1, повреждение половой сферы. Обмануть фильмом ужасов или прыжком с парашюта — коктейль номер 2, повреждение блока самоспасения. Наконец, обмануть фантазиями — коктейль номер 3, повреждение волевой сферы.
Чего же хочет наше гиперсоциальное животное? В переводе известной формулы РДС+С (ресурсы, доминирование, секс + социальность) с тилигенского на обычный, оно стремится к демонстративной Халяве, Беспределу, Разврату и ещё хочет Быть Хорошим. Всякий раз, когда в наше поле зрения попадает сородич, производится сравнение: у него больше еды=денег или меньше? Он круче или я? Он привлекательнее для самок или я? (Социальность я здесь рассматривать не буду, чтобы не усложнять ещё больше). Постоянные проигрыши включают стресс, разрушающий организм, а резкое падение «пунктов» ниже порога приводит к самоубийству. Отключить это невозможно, практиковать нельзя, можно лишь найти оптимальный способ реализации.
Например, в нормальном обществе вместо туши зебры можно демонстрировать богатое хозяйство, (в нашем — дорогой бренд); вместо красной задницы или фаллоса предъявлять сопернику орден Красного Знамени или «феррари», а вместо полонянки — гарем или фото с таечками.
В традиционном обществе ребенок ограничен в правах и дееспособности; его высказывания считаются лишенными ценности, а целеполагание заведомо неверным. Потому что развитие существа «человек» из голой сухоносой обезьяны происходит во внематочной фазе, через социализацию, и занимает несколько десятков лет. Один только рост материального носителя человека (мозга) занимает больше двадцати лет. Чтобы получить полный статус, ребёнок учится контролировать своё животное (тело), и сдаёт экзамен по выживанию, так называемую инициацию. Это общество ограниченных ресурсов, общество выживания, и отбор в нём производит сам вмещающий ландшафт.
То есть, звание человека в нем нужно заслужить.
В современном (массовом) обществе считается, что человек получает свой статус по факту покидания родового канала, его животные чаяния обладают самоценностью, а основанный на них жизненный выбор (прежде всего половой) и есть этого человека волеизъявление. Более того, мы всё чаще встречаем жемчужины мудрости а-ля «учиться у своих детей». Незрелость не только поощряется, но и сакрализуется, становясь критерием отбора.
Многие заметили, что наступление зрелости отодвигается все дальше с каждым поколением, а начало половой жизни приходит всё раньше. В моем савецком детстве девушкой можно было назвать только девственницу, а фантазии на тему «По моему веленью, по щучьему хотенью» вызывали насмешки и немедленное разъяснение, что так бывает лишь в сказке. Сейчас можно назвать никому не нужную шаболду «тридцатилетней девушкой», а мужчины читают сказки, как бы говоря: «мало ли что не бывает, хочется же!».
На это есть серьёзные зоотехнические причины, дело в неотении. В нарождающемся содомском обществе нужна иная порода людей, которую как раз и выводят. Не могу сказать, является ли «фантазу» симптомом или средством селекции.
Как известно, при одомашнивании животных стремятся убрать из породы агрессивность и автономность. Инструменты известны: постоянное поступление ресурса (соцгосударство, базовый основной доход), безопасные и неизменные условия содержания (safe spaces, организованная городская среда), ранняя сексуализация (детский секспросвет) и др.
Конечно, чисто содомское общество пока не появилось, все они на разных стадиях перехода. Из-за информационной сверхпроницаемости (интернет) глобальное содомское общество прорастает своими представителями во всех переходных сразу. Различий между молодыми «цифровыми» разных стран уже сейчас меньше, чем между ними и digital oldies. Как я понимаю, их вмещающим ландшафтом намечен виртуум, с опорой на глобальные ресурсы, извлечению которых не помешают какие-то дикари, случайно живущие на месторождениях. Операторов дронов нужно не так уж и много, а шибболетом послужит айфон.