Фелологии тефиля

Во фразе «притча во языцех», «во языцех» означает «среди народов». Так называют историю о себе и мире, которую непрерывно рассказывают себе народы, они же гоим, они же язычники. История слов опасна: снимаешь верхний культурный слой, а там кровь. Снимаешь следующий — а там орудие убийства. Роешь дальше и находишь жертву.

В мире, созданном христианами, язычник означает человека, не прошедшего определённую ритуальную обработку, в основе которой лежит психотехника. Он не подключён к Собранию (именно это означает греческое «экклезиа» и латинское «конгрегацио», которое крещёные народы, они же гои и т.п. превратили в церкви, кирхи, эглизы и чёрчи).

Интуитивно понятно, что народы называют языками потому, что составляющие их люди говорят на одном языке. Это мнение ошибочно, хотя такое может иметь место, и рано или поздно неизбежно имеет. Но они не потому язычники, что говорят на языке, дело в другом, и дело это страшное.

Язычники или народы это люди, давшие друг другу Слово. Клятву выживать вместе на своей земле, данную в сознании собственной обречённости. Питать друг друга, уходить в свою землю и питать следующих своих, рождаться у детей своих детей. Когда еды не хватало, старшие уходили с младшими в специальное место, и велели убивать себя. Когда их убивали, они смеялись младшим в лицо, им не было страшно. А вот нам страшно даже читать такое, даже – и особенно — атеистам, потому что и они люди Книг.

Теперь «вавилонское смешение языков» значит нечто другое, верно? Превращение людей Клятвы в людей Книг. «Бог Пан умер» — именно об этом, как и «ни эллина, ни иудея». С тех пор нормальные люди регулярно, ценой большой крови затаптывают очередное «царство свободы и справедливости», а просто по-русски – беспредела и произвола.

Все здоровые люди рождены в этой клятве и соблюдают её, это называется «языческими пережитками». В человеческой психике есть своего рода орган, сохраняющий базовую информацию, по которой после каждой потери сознания, включая сон, вновь запускается личность. Там очень немного информации, в том числе имя, и она защищена от записи. Психотехника позволяет эту защиту обойти.

Отрицает Слово тот, кому несуществующие вещи — абстракции, идеи — становятся важнее единственно важного — людей, своих людей. Такой человек невменяем, он не отвечает за себя. Он видит то, чего нет и не видит того, что есть. Революционеры, джихадисты и прочие крестоносцы не имеют Родины и Отечества (земли, которой стали их предки, и людей, которым они обязаны жизнью), потому что свои для них только они сами – рабы Священной Истины, воссиявшей внутри. Всякий раз, когда заговаривают о свободе, речь идёт о свободе от ответственности за свои действия. Именно о свободе от Слова, от ответственности, в которую рождается каждый человек. О праве на беспредел и произвол.

Легко подумать, что Слово выражает исключительно интересы группы или альтруизм ее членов, но это не так: нарушение Слова неизбежно, отрицание недопустимо. Оно всегда компромисс, разрешение противоречия, основанное на признании следующих фактов:

Смерть неизбежна, страдание — зло, но и оно неизбежно.

Иерархия есть мир, равенство есть война.

Я с сыном против брата, мы с братом против кузенов, братья и кузены против соседей, мы и соседи против наших, наши против чужих и наши с чужими против нелюдей.

В договоре выживут не все, в беспределе не выживет никто.

Сам договор неизменен, но его положения меняются согласно требованиям ландшафта: чем легче выживать, тем меньшее количество страданий считается допустимым. Если можно обойтись без них, то нужно обойтись, их отмена необратима без пересборки договора (что всегда приводит к большой крови).

Действуя таким образом, люди последовательно избавились от каннибализма, рабовладения и голодомора, ограничили прямое физическое насилие в пользу материальных и вербальных средств принуждения. Абсолютно все элементы социальной защиты, которые приписывают к своим достижениям религии и идеологии, существовали задолго до последних, и были введены в административном порядке безо всякого надчеловеческого или сверхъестественного обоснования.

С точки зрения язычника, каждый человек — смертник, держащий оборону против неминуемого распада. Я умру, но мы будем жить. Остаётся пройти свой путь правильно, красиво, насладившись им от начала и до конца, а затем умереть, издеваясь над огромным, бесконечно могущественным миром-разрушителем, который смог убить, но не победить жалкий комочек земли и крови.

«Шлюха Вавилонская» это ведь просто жизнь, которой ни натешиться, не надышаться, а всё  одно отберут. Ей можно и нужно наслаждаться, но уж никак не ронять себя ниже достоинства, судорожно хватаясь за неё. Как и растрачивать попусту: человек Слова не хочет и не может себе позволить стать героем, потому что у него всегда есть подопечные. Но когда ему приходится потратить себя на них, он делает это осознанно: сдохну так сдохну, чай пожил своё. Человек Книг сделает это в белом калении Священной Истины в своей голове. Два разных решения вопроса, два разных подхода. Оба сохранились, следовательно необходимы; дело в Мере, а она сильно нарушена.

Вначале было Слово, и слово это было «брат», и никакое другое. Твой братец-гномек, бодро пиздующий вяло бредущий в могилу.

 

 

 

36 комментариев

  1. Всех приветствую. Хорошая проповедь.Вот не зря меня постоянно тянет в деревню, где живут родители, где лежат деды и прадеды. Есть желание лет через цать уехать из города, но ведь сейчас всё делают, что бы деревни вымирали.

  2. Кстати о могилах. В каком формате Всеобщему угодна самоутилизация гномиков, имеется ввиду ритуал. Один мой очень близкий и сильно не молодой родственник настаивает на кремации, мну тоже за праведный огонь, с последующим складыванием останков в ямочку и высаживанием внего дерева. Женские родственники склоняются к распространенному способу, со всеми фенечками фетишами и прочими кривляниями.

    1. Всеобщему угоден не формат, а целесообразность. Так что все от конкретных условий. Где-то оправданно сожжение, где-то подвешиванье на дереве.

      1. Ну это само собой подвешевание/зауазом волочение. В спокойной обстановке, не сильно косячившего по жизни гномека упокоившегося волею природы или иным нещастным случаем, жгем при свидетелях и в ямку с деревом?

        1. Пока у тебя нету старших, способных сказать так, чтоб все без малых исключений и без малейшых вяканий выстроились согласно сказанному, следуй тому, что устоялось в твоей местности.
          Ну и помаленьку принимай меры к появлению таких старшых.

          1. Уже нету, да и можно сказать, что таких почти и не было, поэтому собственно и конспектирую тут. Принимать меры это наверное самому таким становиться.

              1. А ну если в этом смысле, то да, слишком много времени проебано, на всякую хуйню и стирание копыт по чюжим делам, увы как говориться и ахъ.

              2. Да похуй. Все равно ведь жывем, а значит есть возможность чота поделать, так хули бы и не поделать. Согласись, лутше уж к чему-то лезть чем нетъ, а то так прожывешь и вот он пиздец, и будешь ворочацо на больничной клееночьке и Жалеть: вот хули я не, ведь все было в моих руках, а я всякой хуйней страдал.

      2. Когда за захоронение в свое родное семейное место почти вековой давности помимо официальных 14400 в кассу сдирают еще минимум 30, а за новое место разговор начинается от 200, а земля вообще не позволяет надеяться на какую-то стабильность, я других способов и не вижу, окромя как сжечь и в реку вытряхнуть. Хоть какая-то уверенность, что потом на твоей могиле торговый центр не построят. Да и детям расходов меньше. У меня знакомый так поступил (по завещанию отца), и я в отношении себя это вижу наиболее разумным. И не дергаться потом — закрывают, не закрывают, будут затапливать или не будут. Унесла река и все, готово.

        1. Стопэ Бро, ты видимо плохо читаешь каменты. Мы с Ребе порешали за твое физическое тело. Ходи так пока, но далеко не уезжай, тк в сценарии уже прописана роль (пилить не будем не сцы).

              1. Многоточия тут харамъ! Как опостол должен быть вкурсе.

              1. векселя — это хорошо. Под них можно кредит взять и не отдать, а потом ими от приставов откупицо.

        2. Некуда прийти будет. Тебе-то чего о деньгах печалиться, ты аспирант на первое Чюдо. Пали по сторонам, подкинут обязательно.
          /вкрадчиво/ Понимаешь, мы тут пусконаладку благодати проводим, а ты добровольно вызвался на духовный подвиг. Так уж вышло, теперь или получишь передачу, или к финдиректору лежать. После матумбы оно самое то, полежать. А деньги вообще побочный эффект, вроде конденсации. Сами образуются.

          1. какой-такой подвиг. Я в апостолы хотел, чтобы ксива, проезд бесплатный, санаторий. Я не хочу подвиг. И мощи не хочу. Мне бы что бы сразу и все!

  3. Всякий раз когда заговаривают о свободе, нужно помнить вот о следующем. Стремление к свободе у Адамов будет всегда. Стремление к свободе не только естественно, но и является необходимостью, потому что обеспечивает максимальную биологическую жизнеспособность. За эту способность быть свободными одни загоняют других в стадо, а другие (если хотят жить) кровь проливают. То, что вы называете клятвой, есть не что иное как сохранение суверенитета (личного, национального или даже человеческого) как необходимого и наилучшего условия для выживания. Связывать это с христианством не совсем корректно, потому как, во-первых, суть христианства как раз и сводится к личному суверенитету человека, данному ему по праву рождения, и лишать суверенитета другого (человека, не лоха) просто не по понятиям, а во-вторых, христианства уже лет 500 не существует как факт. Но если имеется ввиду современный цирк с вывеской христианства, то тогда можно согласиться.

    1. Штука в том, что именно всякий раз скрывается под маской стремления к свободе. По самому слову понять это невозможно. С волей понятно: вижу цель, вижу путь к ней, вижу стоимость пути, готов её заплатить. Чаще всего под свободой подразумевается, «чтобы никто вообще мне правила не устанавливал», и тогда это стремление не к свободе, а к господству. Если «чтобы у меня в доме или (нужное вставить) были мои правила», то это территориальный инстинкт, с таким человеком можно говорить, он понятен. Человек, желающий, чтобы другие, пусть и незнакомые ему люди, не испытывали тех или иных ограничений, тоже может быть понятен — это социальность, мы все социальны, примерно как собаки.
      Но если кто-то спать не может, оттого что трудящиеся Африки недоедают, хотя не знает ни одного, да и не был никогда в Африке, с ним что-то не так. Он либо врёт ради личных целей, либо не понимает, что говорит (невменяем), либо душевно болен, если ему африканцы болят сильнее одинокой бабки по соседству — а чаще всего так и бывает.
      О христианстве вообще тяжело говорить, особенно с теми, для кого оно важно; есть его декларативная часть, есть социально-организующая, есть технология (психотехника). Но в целом — принятие любой авраамической религии отрывает человека от его общности, и вводит в другую. Старая общность имела твердые основания — вот наш кусок мира, вот так мы в нём выживаем, вот настолько меньше цена выживания для каждого, потому что мы договорились как-то сочетать личное, семейное и общее выживание, хотя они часто противоречат друг другу.
      Новая общность основана на священных текстах, в которых нельзя ничего менять. А созданы тексты другой группой, созданной в других условиях. Вот дали тебе документацию на агрокомплекс по выращиванию олив, смокв, винограда. Перевели кое-как. А тебе вообще-то надо брюкву, репу и крапиву выращивать, чтобы не сдохнуть — но нет, строй по инструкции. Как это может работать? Да никак. У тебя другая система измерений, другие материалы, другие инструменты, другая производственная школа. А главное, ты зависишь от производителя. Жизнь твоих подопечных зависит, таким образом, от непонятных чужестранцев, у которых свои подопечные есть.
      А условия договора задаются ландшафтом. Японцы режут друг друга всю историю, иерархия жесткая, жизнь — копейка, всё зарегулировано. Такие у них рамки. Живут в островной тюрьме, места мало, жрать мало, а темперамент тувинский. Их «сверхъестественный» мир такой же — духи везде, духи места, духи рода, они даже Будду запрягли в свои разборки, там стаи монахов-головорезов бегали. И вот, приплывают носатые варвары с аркебузами и говорят, что их дух сильнее всех. Ну и чо, они там уверовали, по-своему так. Перепутали Богородицу с бодхисаттвой Каннон, она тоже типо милосердная, и начали резню ещё большую, начали восстание, начали ломать весь установившийся порядок. Давили всем миром, по всему региону кресты стояли. Как задавили, решили, что ну его нафик, с чужой ладошки культуру хавать, и закрыли страну на четыреста лет.

      1. И таки добились таки своего носатые варвары. Последние остатки феодализма и самураи как класс в Японии уничтожены. Теперь это типичное буржуазное государство с типичной банковской системой. А какое у них там теперь анимэ, так вообще пофиг.

  4. Может не в тему, но напишу. Крайний день рабочей недели. Торопился, хотел успеть навести порядок, прибраться к 9 Мая. Рядом с домом расчищал пустырь, есть задумка устроить там спортплощадку, пригнал трактор, разравнивал. Согнал всех кого только смог собирать мусор и выпиливать деревья. Наблюдая как они уродуют мой инструмент, поотнимал все бензопилы от греха подальше – стал пилить сам. Установил на первое время лавочки, качели для детворы. Жена ворчит, зачем ты это все для них, пустое мол дело. Цыкнул на нее, не твоего мол ума. Сегодня почти везде доубирались, осталось по мелочи. После выходных аккурат к празднику все докрасится и подметется. К чему я это все? А к тому что торкнуло меня сёдня, стою, смотрю издаля как Юрок передвигает лестницу по зданию. Красные флаги с серпом и молотом установлены в своих местах, все чин по чину вот он занялся вывешиванием банера «Сталин-Жуков-День Победы». А у меня мысль в башке сверкнула, а вот как оно с тобой приключилось, что ты ярый такой в прошлом антисоветчик, за что то (доси не пойму зашто) не любивший свою родину, бегавший по разным посольствам, все равно куда, лишь бы здристнуть отсюда. Истово верующий в христанашегобогаисуса. И вот стоишь на старости лет, любуешься на флаги-транспаранты, которые вывешиваешь по своей собственной воле, на свои собственные средства, на своих же зданиях, проводишь все эти суботники опять же за свои кровные. И чему то радуешься. Если б в молодости мне сказали, что будет так, я бы лопнул от смеха или прибил бы предсказателя. А сейчас вот именно так.
    П.С. Кстати живу в поволжье и с лесопилкой такая же хрень прям колдунство какое то, еще добавлю про производство шлакоблока – аналогично.

  5. Это и есть духовная практика жертвования: как видишь, она сама собой — награда, причём в нашем случае вдвойне.
    Я эту радость знаю тоже. Большая удача выпрямить в себе кривое, пока ещё кони не двинул. За такое заплатить вот совсем не жалко.
    Очень в тему, благодарю.

      1. Мне было велено потеряться отседа, но мне похуй!

        Это зря, сынок. Коли тебе прямо говорят сыбися, лутше сыбацо, пока не указали куда конкретно.

  6. Многие в ближайшие дни побывают(побывали) на кладбище.
    Искусственные цветы.
    Ярко, помпезно, даже может красиво. Но вот трогать руками лишний раз не хочется. В отличии от простого одуванчика, выглядывающего из под венков.
    Зачем они там?

    1. Это часть бизнеса, похоронная индустрия, когда мы зогхватим вселенную то исключим эти пафосные традиции, будем просто жечь /наверное/.

  7. Зацепила меня мысль о договоре, людей клятвы и проч. Который день не отпускает.
    Прихожу сегодня домой с работы, а там «Брат-2» идёт. «Я узнал, что у меня есть огромная семья». И показалось мне, что этот Данила Багров — наглядная иллюстрация человека Слова. Как то так.

Оставить комментарий