И ещё по колпачку

…есть ли в такой картине [мира], скажем так, момент Встречи, когда придется «отвечать за базар» перед теми, кому (был) Должен?

Ты смотришь на Должен, и на Встречу когда-нибудь потом, где-нибудь ещё. Нас так научили, но «потом» не бывает.

Хотя так тоже можно сказать, но и не только так, и даже совсем не так, всё только способ говорить. Когда так, оставляешь себе лазейку; я не говорю, что именно ты используешь именно её, но она есть: точно так же мы все знаем, что помрём, точно так же это знать неприятно, поэтому прямо сейчас об этом можно не думать; поскольку следующее «прямо сейчас» наступает прямо сейчас, сразу после предыдущего (ведь для тебя никаких завтра или вчера не будет и не было, их надо себе специально пред-ставлять), мы и не думаем о неприятном (почти) никогда, и ведём себя, будто мы бессмертны и ни перед кем не отвечаем.

Можно сказать по-другому: вот прямо сейчас ты их несёшь, всех твоих, кто был и кто будет.  Прямо сейчас всё зависит именно от тебя, ты единственный, кто может погубить их всех, это легче лёгкого и быстрее быстрого происходит. А вдруг уже? Да, дети тоже несут, но смогут ли? Вынесут?

Для человека нет больше кайфа, чем сдохнуть со спокойной совестью, но это только если человеком жить. Из параши кажется, что это тяжело, что вся эта занудная бодяга с осознанием и ответственностью, это какой-то суровый мазохизм. На самом деле нет ничего легче и приятней, чем жить по-настоящему и делать своё, пахать мир и трахать жизнь. Для этого тебя сюда и отрядили, и самая первая (и самая страшная) Встреча будет с тем, кем ты всю жизнь не давал себе стать.