Лабора Ториа

Всякий раз, как Мы покидаем свое уйутненькое Нигде и утруждамся учредить очередную Мировую Леригию, происходит одно и то же: Мы ниспосылаем в мутную жижу Нижнего Плана заряд своей Воли, заряд срывается с кончика Нашего перста, пролетает Планы Бытия и врезается в унылый заплеванный асфальт Юдоли Скорбей, прямо посреди суетящихся Малых Сих.

Но это величественное Действо, лишь вмале уступающее своею значимостью Акту Творения, как правило оставляет Малых в равнодушии. Нет, не совсем, — некоторые Малые отделяются от своего суетливого стада, подходят бочком, и какое-то время угрюмо копаются в носу, разглядывая прореху не в чем-нибудь, а в самой онтологичности. Извилины неохотно скрипят в их плохо вымытых головах, и в тишине отчетливо слышна возня Внутричерепных Тараканов, в панике передающих по цепочке ведра с песком, дабы придержать пугающие их неведомые мыслительные процессы, на коии таки сподвигнулся владелец Черепа.

Тем временем упавшая Звезда остывает, принесенная ею энергия расточается, впитываемая равнодушной аурой планеты, и редкое кольцо Малых вокруг нее успевает неоднократно сменить свой состав. Малые подходят, сомнамбулически замирая в позе настороженной опаски, какое-то время сосредотачиваются на зрелище Явления, выходящего далеко за рамки их куцего опыта, затем так же заторможенно расходятся, направляясь выкапывать свою ежедневную пайку. Уж не ведаем Мы, чего же они ждут на краю стремительно остывающего ожога, только что пылавшего горним жаром, однако Мы готовы поручиться, что сама природа этого Чуда не интересует их абсолютно. «Ну Прилетело. И чо.»

Если тебе интересно, один из «отделов» того, что меж несведущими принято называть «Адом», выглядит как правильная сетка неглубоких карьеров (набери в гугеле «уманская яма», очень похоже) с невысокими, но очень сыпучими бортиками, за которыми по всеобщему убеждению собравшихся, условия содержания чуть получше. Поэтому контингент непрерывно лезет по круче вверх, замирая лишь в миг появления охраны, изредка пролетающей над безбрежным океаном этих неглубоких ямок. Понятно, что в ходе этого забега контингент лезет буквально по головам, тысячами втаптывая в рыхлый косогор менее проворных конкурентов, и (ты уже наверняка догадался) в редком случае Успеха попадает в совершенно идентичную ячейку, где все приходится начинать сначала, и все отличие старой ямы от новой сводится лишь к персональному составу контингента. «Н — Напрасность», да. Как считаешь, если бы ты сам был Лаборантом, замыслившим сей нехитрый эксперимент, примерно к чему ты подталкивал бы такими входящими насельников своего Вивария, удостоившихся чести принять участие в Опыте?