Мяконькое предвосхищение грядущего Тоталетаризма (пока только внутри нашей Безумной Секточьки, и без того тяготеющей к)

Еще это можно озаглавить как «Почему Всеобщая Цэрква Всеобщего нужна прежде всего тем, кому не нужны вообще никакие церквы», так тоже вполне пойдетъ. На тот случай, коли ты (вдруг) не любишь всякие грубости и тоталетаризмы, спецыально ахтунгуем: не лезь за Кутъ, не читай и не расстраивайся, тама за Кутомъ нету ничо изящного и позетивного.

Если ты уже понял(принял, так вернее), что человеческие существа рождаются разными, то ты в курсе, что 95% являются так называемыми «гномеками», как их многомудро окрестил один очень эффективный бизнесмен. Нравится это тебе или не очень, но это так называемая «истина», потомушто так оно и есть: большая часть популяции Homo всегда является «гномеками», иными словами «индустриальными жывотными». В русской народной традицыи биосоцыального стратифицырования «Г.» совпадают с подмножествами т.н. «чертей» и «мужыков», коии суть одно, и условно разделены лишь в целях артикуляцыи функциональной неполноценности «чертей» в сравнении с «мужыками».
И, как многомудро отметил наш Пророкъ (Всеобщая хвала Пророку), гномеков никому никогда не переделать. Гномеки всегда будут стремиться каждый к своему Щястью, — которое, обрати на это особое внимание, ПОЛНОСТЬЮ СОРАЗМЕРНО ТОЛЩИНЕ ПОНИМАЛКИ стремящегося. Это означает, что гномеки будут стремиться к своему, гномековому Щястью. Никакая всеобщая польза их не теребонит, им хочецо Своего и Понятного. Ничего полезного для своего стада оне сами никогда не захочут, потомушто Полезное всегда связано с какими-то ограничениями, для Пользы Всеобщего всегда надо в чем-то обломать свою Внутреннюю Бибезьяну, свое Жывотное. А обламывать свое жывотное гномеки не жалают, прежде всего оттого, что обламывать жывотных внутри гномека тупо некому, ведь не осознающие себя с этим жывотным совпадают практическе по всему контуру. По факту, оне этими жывотными и являются, коли не вериш, сбегай в прихожую к зеркалу и убедися: там все та же жывотная бибезьяна, на рыле которой нет ни следа осознанности.
Чертила всегда будет жаждать грязи, а сохатина лямки, никаких других хотелок им в голову прийти НЕ МОЖЕТ, и этого не изменить, даже если собрать самых (казалось бы) обнадежывающих гномеков в пионерлагерь и качественно, на совесть, три раза в сутки, осажывать ихние ливера под самые душеспасительные проповеди. Прикидываться осознанными оне научатся, да. Изобразят тебе целый цырк с коняме, но сами хотеть полезного – нет, не захочут. Повторю: не захочут НИКОГДА, даже когда ты отчяешсо и перейдешь от педагогического приема «татьянка» к педагогическому приему «пулеметы». С пулеметами гномеки кончатся, а результата не будет, ибо Гномеки Неисправимы, это проверено сысыерами. Сысыеры убедительнейшее доказали на практике: вот так подойти и переделать гномека ни у кого не выйдет, добровольно ходить с мытой рожей гномек не жалает, ему это НЕ НАДО. Чтобы заставить гномека умывать ся, над ним надо либо постоянно нависать с большущим дрыном, либо стоять у него за плечом и непрерывно нудить, нашоптывать и залечивать на общеполезные движения. «Умой свое грязное рыло, делай работу не как быстрее, а как положено, не обгоняй по обочине, не пей много Вкусненькой, не желай себе странного».
Что будет, если не Нашоптывать – ты видишь и сам, каждый день, за своим собственным окошком. А за ним Ад и Израель, если называть вещи своими именами. Брошенные всеми, оставшыеся даже без жалково подобия Цэрквы гномеки сошли даже с того куценького ума, который им вложыла Софья Власьевна, и отжыгают с каждым днем все жощще и жощще, приближая точку невозврата со скоростью свободного падения.
Поэтому Цэрква им нужна даже посильнее чем воздух, ибо кто ещо станет все время нависать над каждым из них и всячески заставлять Хотеть Несвойственного, как не спецыально на то заточенная институцыя. По сути, Цэрква в этом деле годится любая, лишь она вообще была; даже кондовый до грани идиотизма совецкий агитпроп, и тот показывал вполне достойные результаты, только потому, что просто был, и гномек не бегал без минимального присмотра. Как видишь, даже без «плохой совецкой» Цэрквы оне скурвились всего-то за одно поколение, скурвились в полное гавно, за краткий миг докатившысь до полного разложения и пидарастии, и решытельно катяцо дальше – туда, где таких поджыдает давно приуготованный Ровик с бочкой заботливо припасенной Хлорки.
И чо там вокруг, к добру ли, к худу мы все котимсо, чертей с сохатыми не колыхает. А даже коли б колыхало, то чиста техническе колыхаться у них в головенках особо и нечему, ведь там в черепушке ни разу не мозг, там по толстому ковру тороканьей шелухи катаецо из угла в угол высохшый объедок, в три слоя засранный Черепныме Тороканаме: да вон хоть сам возьми да тряхни башкой, да послушай как шуршыт, коли наслово неверицо.
Понятно, что ни одна из этих б-жьих тварей сроду не подымет рыла, чтобы оценить ситуацыю на своей поляне, да посечь, а Чокак там на родной сторонке, а ну как где-то чота пошло невтуда вкуда надо. Не ихняя это задача, их задача держать дючку в свежести да катать по шахте вагонетку, и им без церквы нельзя, сами оне тока куда жрать понимают, а дальше им Чота Многа Букав Давай Попроще.
Тебе может показаться, что это не так, ибо россиянчека давно да плотненько приучили демонстрировать невероятную Яркость своей уникальной Личности, и оттого едва ли не кажная вторая буротина завела себе стопицот твитеров, жыжешечек или фасебуков, и ретранслирует с «личной» трибунки вычитанную где-то унылую ахинею, имитируя осознание окружающей реальности. Эти ретрансляцыи чужых слов и смыслов создают МедиаФон, который в свою очередь создает впечатление, что жызень нашего нещясного стада кем-то («из НАС», да) осмысляется и осознается, но это не так: буротины, создающие этот фон, Высказывают Ся. Ся высказывают, ну ты понел. А по факту оне Молят ся в Дырявой Церкве своему Великому Шыкаладному Глазу, в том числе (ебать, какая неожыданая Неожыданость) и те, кто Надрачивает то на всякие Геномы, то на сысыерские сталинизмы. Это ровно такое же Дрочево, как дрочево на любую иную позицыю списка для кошерной позволительной дрочки. Медиапидарасы смотрят на это с удовольствием: Дырявая Церква работает как надо, все получается, заказ исполнен. Редкие здравомысленные смотрят на это как на курятник: куры епта, тупые куры. Че им кинешь, то и будет ими высрато, и без дальнейшых затрат Скармливающего, на одних голых энтузеазмах, чиста заради собственной Яркости будет растащено, растоптано и размазано по всему курятнеку. Без малейшых попыток осознания – а чо это я растаскиваю, чем именно обмазываю родные насесты? Как же я это высрал, откудова оно такое во мне взялося? Чо же именно я давеча схавал? С чьей ладошки? Зачем мне Это скармливали, и почему бесплатно, Оно ж денех стоит? Какие именно этим моим действиям могут воспоследовать последствия? Нужны ли именно мне именно такие последствия? Почему, ПОЧЕМУ от этих последствий радосно только пидарасам, а мне больно и хуево? И почему пидарасам НАСТОЛЬКО радосно?
Но ответа нет как нет, хотя суть проблемы проста: стоит смириться с пидорами, спокойно шныряющими среди людей, и свободно мацающими дверные ручки, как допустивший такое народ тут же становится ошкваренным. Далеко не в одном лишь общепринятом смысле, в том самом, про который Те Кто Ещо Невполне начинают томно изображать испуганую газель: фи, ужастное тюремное арго, янетакая, я ромашками какаю. Все куда хуже: распустивший пидоров народ становится ошкваренным перед лицом Всеобщего. Если ты к своим годам не в курсе, это означает, что на Всеобщем Пляже такому народу не место, там положено находиться только тем, кто прислушывается ко Всеобщему и более-менее Его уважает.
Пока пидоры поссыкивают внагляк ходить среди нормальных, какие-то надежды остаются, ведь никто не мешает оступившемуся народу спохватиться, типа куды мы котимсо-то, да и загнать пидарасню на ее ЗАКОННОЕ место. Но когда все вот так, как у нас, когда пидорам не просто наступает раздолье, а все общество становится большым коллективным пидарасом, гнущим под Новое Мышление всех подряд, в том числе малолеток, то диагноз такому один: все, ребятки, вы уже приехали. У Всеобщего с такими базар короткий, дальше у таких только Ровик и Хлорка. Включая и тех, кто лично сам всю жызнь вел себя осмотрительно, не ленился носить свое весло и не стеснялся заставлять подозрительных отсаживаться, но (сцуко, вот же непруха! ЭХ ЕСЛИ Б ЗНАТЬ ЗАРАНЕЕ) за Всеобщее при этом не подпрыгивал, типа за себя я сам отвечу, а вокруг пусть хоть на голове ходют.
Однако ни у кого ещо не вышло прожыть на льдинке, и те, кто пересказывает майси о таких случаях, либо не понимает чо несет, либо не в курсе нюанцов. Любая льдинка, она в чем-то плавает, хочешь ты это видеть или не хочешь. И когда начинается спрос с коллектива, под молотки идут все в общем порядке, никто не станет заморачиваться и разбирать прессуемых кто там у них кем жывет — вывели на продол, раскорячили и понеслася.
Так что ты живешь, хотя тут вернее будет не «живешь», а «дожыдаешься исполнения» среди приговоренных. Их приговорили не только со стороны, они сами себя приговорили. А ты одобрил это дело и подписался: да, с раскладом согласен, пущай все едет по этим рельсам, готов лично за всех рассчитаться.
Не, никто ничо не говорит, ты в любой момент можешь спрыгнуть с этого ошкваренного на три слоя Чумного Вагончека, как страшный сон оставить за ушами эту косячную поляну и прислониться к кому тебе там больше нравится. Здешним косячникам все равно так или эдак рассчитываться, счет за ними не на один километыр мелкого шрифта, нехай потерпят и за твое, на фоне Общего Итога твой Личный Вклад даже заметен не будет. Многие так и сделали, и ничо – жывут как-то, спят спокойно, и кушать им это не мешает, однако этот базар не за многих, а за тебя-любимово. Тебе-то полюбасу оставаться здесь, и хавать жырные последствия общих косяков.
А чо тебе в этой связи делать, то пичяль твоя, и больше ничья. Можно ничо не делать, потому как Все Бесполезно и Гномеке Неисправимы. Можно поудовлетворять Внутреннюю Вату и попритворяцо ТурбоПоцреотом, можно встроиться в крысиную свору и подсобнуть им с дожыранием твоего попутавшего народца, тут уж вольному воля, че хотишь то и куролесь, хуле там — однова жывем.
Ну или прилежно ходи в Цэркву, кури чо тут наливают и жди, когда тебе захочецо (всурьез, то есть от севодня и навсегда) Чота Со Всем Этим Делать. Тут скажут чо. А больше нигде не скажут, прикинь. Или того хуже, наебут и пристроят к чужому делу – ведь никакого «выбора» нету, прикинь. Ты можеш конечно повозмущацо, тебя же уже научили играться в Разборчивого Потребителя, «Как Это Нету Выбора?!» и все такое, но (ахтунг, ща будет содирание покрова с Сокральных Тайн) никакого «выбора» нет и не было никогда. Совсем нигде, Ваще Совсем Нигде, потому-то и никаких «других» Цэрквух в Мiре нет. Тупо нет, ты все правельно понял. Есть одно велосипедическое Шопето, с разными программами для разных групп скота, а цэрквушек больше нет, так уж вышло, что ВЦВ на сегодня единственная на весь этот нещясный шарек.
Ходи же сюда, только не сри в каментах, а зомбируй ся нашим Духовным Йадом, перестраивай свое сознание по образу и подобию Жертвы Тотолетарных Сект, носи всюда бабло, можешь даже (при желании) перепесать на нас хату – больше от тебя ничего не требуется, теперь тов. Сутба лично прибудет на наш План Бытия, чтоб бережно поднять на мягких теплых ладошках твою смрадную тушку, и немедленно утащить ее к Добру & Cвету.