Не особенно связное камлание на все ту же соцтематеку

/извини, начало проебалося при вставке/

…за оба века более-менее достоверной «изтории» на свете не родилося ни одного гномека, который не Возжелал бы «вырвацо из грязново стойла» в тот же самый момент, когда тема про Чо тут Как оказалася разжованой ему каким-нибудь очень уж наглядным жызненым случаем либо чрезмерно досужым мизонтропом. Отчего-то интыграцыя осознания факта пребывания в стойле в текущую Картину Мiра протекает не вполне безконфликтно, и немедленно исторгает Вопль «Я Не Гномек!!!» из самого существа смелого открывателя частных истин, чем природное гномэ и палит природную свою природу. Впоследствии осознание собственного статуса инкапсулируется, отволакивается на периферию рабочего поля, и, не будучи (как правило) вовлечонным в процесс моделирования своих соцыальных реакцый, практически не беспокоит своего щесливого обладателя, внося тем не менее весьма значительную поправку по ходу решения любой решаемой соцыальной задачи уже на стадии постановки условий: вот как, скажы на милость, планировать свои действия, если неизвестно, кому собственно предстоит их исполнять.
Любой практег соцыального взаимодействия тут же одернет Нас, попеняв постулируемой Нами технической не-возможностью в заданных рамках какой-либо целенаправленной деятельности, и казалось бы действительно, как же можно чем-то осмысленно оперировать, не осознавая самого себя, однако Мы таки рискнем настоять на выдвинутом положении: пусть целенаправленностью не сможет похвалиться пожалуй что ни один из широкораспространеных сценариев соцыального бытия, нонешнее гноме нимало тем не озабочено. Оно тупо не знает, куда и к чему собственно оно жывет, каковы признаки конечной цели его усилий, каковы желательные промежуточные результаты, в каких попугаях их целесообразно мерить, но всего этого ему и не надо: «нас никому не сбить с пути, нам похую куды идти». Гноме даже не думает о каком-то там «управлении» своим существованием, оно с лехким сердтцем вручило пульт от себя доброму заботливому Зогушке, и жывет себе не тужыт, и пущай для него теперь останется Непонятным, как же ему собственно реагировать на цыферки в неподписанных окошках, гноме все равно не понимает, какие цыферки означают что Вроде Ничо, а какие что Все Плохо, куды ваще мы едем, и далекколли доталллинна. И, как видишь, бурной жызни вокруг тебя этот факт помехою отнюдь не является: при том, что практически каждый отдельный элемент соцыального механизма безумен практически до грани медецынского смысла сего словца, соцмеханизм отнюдь не спешит клинануть, и бодро функцыонирует — с отлично известными тебе практическими результатами.
В качестве простого и тупого тому примера тебе было бы небезполезно взглянуть на такую мелочь, как ты и «твои» «деньги». Погляди на себя, ты на полном сурьезе полагаешь цыферку, которую тебе показывает какой-то мутный ящег по команде «сальдо счета», вполне нормальным эквивалентом затраченных тобою усилий и собственного времени. По поводу размера сей Благодарности ты ещо можешь чота там поныть, форма же устраивает тебя полностью. Ты нимало не обеспокоен полнотою произвола, коему по умолчанию подвержена сия цыферка, тебя ваще никак не колышет многоуровневая масса дичайшего риска, связанного с донельзя условным «владением» так называемыми «безналичными деньгами», а ведь их суть ни что иное как многократно перевложенное обещание обещания, обставленное к тому же нечетко прописанными условиями, выходящими далеко за пределы заключаемых тобою сделок. По сути, ты соглашаешься обменивать свою жызнь непонятно на что, на записку о намереньи когда-нибудь может быть что-то тебе дать, если погоды будут подходящими, а гороскопъ благоприятен. Однако ты «держышь деньги в банке» и «пользуешься безналом», для тебя это нормально, хотя к сему дню, как Нам кажется, даже конченные дауны начинают сомневаться в Светлых и Высоких отношениях, связывающих банки и ихний двуногий скот, и мало-помалу прозревают в сем (уже привычном) взаимодействии некоторую двусмысленность. Как же так вышло, что тебе, вроде бы не кретину в медецынском смысле, назвали сии действия, и ты поверил, т.е. принял слова за реальность, — при том, что вокруг тебя целый окиян признаков совершенно иной сути привычных тебе трансакцый, но тебя мало смущают какие-то там факты: «ачо, все же так». А ведь на этом выборе висит твое собственное физическое существование, мало того – существование всего твоего выводка. Которое (не стану тебя огорчать и прибегну к душеспасительным размытостям) может завершыться и досрочно, и в аварийном так скажем порядке, и есть вероятность, что весьма понехорошему, — и все из-за всего-то казалось бы такого сраного пустячка, как осознание «Да я же получаюсь самый натуральный гномек!», некогда промелькнувшее в бестолковке, но тут же вытесненное подальше, чтоб пореже попадалося на глаза.
Даже странно, отчего собственная масть вызывает в тебе столь акцентированную жажду вытеснения любых отсылок к ней на периферию сознания, гномекова доля ничуть не «хуже» и не «лутше» любой другой, и уж точно куда более безпроблемна, нежели любая другая, и можно сказать «приятней любой другой» в чистажывотном смысле. Ее крайне легко ис-полнить, т.е. закрыть все квесты в локацыи «Стойло», найти все спрятанные плюшки, и даже побаловаться на досугах (а они тута есть, есть, — в отличии отъ) недокументированными фишками. И ежели «вот так разобраться», то Стойло никакой не Адъ, оно просто ахуеть какое пездатое место, если пользоваться им с осмотрительностью, не нажывать себе неприятностей, не вставать рядом с Нехорошым и не совать жало в Непонятное.
По сути, действительно чижолых минусов гномячьей доляхи всего один: в роли гномека ты оказываешься включон в операцыи с множествами, что на бытовом уровне понимания формулируется «да чо дергаться, они с нами чо хотят, то и творят». И да, верхние запросто могут двинуть мышкой, выделить десяток миллионов таких как ты, или ващще целый трилеард, и нажать какую угодно кнопку. Например, «обезжырить биомассу в стойлах с № по № на тридцыть процентов», или даже наполовину, как это сделали с тобой буквально на днях. И ничего им не противопоставишь, для гномека в принцыпе не существует вменяемого контрсценария на случай подобных действий, итог любых трепыханий для гномека плачевен: верхние потому и верхние, что умеют контролировать стадо и отключать в стойлах не только тырнеты, но и отопление. Гномеки из тех, кто поразумнее, отлично осознают, что никаких технических ограничений у верхних нету, и они в любой момент сотворить с нами буквально все что угодно, вплоть до нажатия кнопочьки Del – чего так совершенно небезпочвенно опасается наш Пророкъ (Всеобщая Ему хвала), а уж кнопочку задирания значений бытового безумия верхние нынче и вовсе не отпускают, тут уж можешь поверить на слово Мне, офицальному Духу сей Церквы, Азъ безгрешен даже офицально позволяю тебе ссылаться на сие как на инсайд по ходу сетевых пиздежей про всякие коньспирологии, — в окружающем тебя безумии это не будет каким-то заметным Залетомъ, ложкой больше-ложкой меньше, какая нахуй разница.
Отчего-то думаецо, ко дню сему это безумие уже и так накручено под самое Немогу, ибо гномеки ныне совершенно безумны, в самом прямом смысле. Так, например, оне всурьез почитают за некое Благо воображаемое ими «Пребывание Вне Стойла» — да проверь хотя бы на себе-любимом, несмотря на некоторый опыт потребления Нашего контента, ты как максимум уверен в сердтце своем, что уж Ты-то точно не гномек или даже Негномек, а как минимум — что твое пребывание в Стойле чиста случайно, ну Просто Так Получилося, и долго (уж во всяком случае до смерти) оно конешноже не продлится. Между тем, это собственно и есть самое натуральное Щастье, как раз то, что тебе дествительно надо — стоять себе в Стойле, радовать себя разнообразием сигнала на чувственных входах, и не иметь у горла злобнючего ножа, ТРЕБУЮЩЕГО от тебя немедленно свести к минимуму угрозу Операцый Со Множествами, нависшую над всеми твоими делами. А ведь за порогом Любимого Стойла гномека ждет вовсе не Свобода!!!, а совсем наоборот. За порогом Утраченного Рая (Стойло, оно дествительно очень смахивает на рекламу «Вот чо будет с Хорошыми когда оне сдохнут») гномека ожидает непрерывный головняк и можно сказать беспросветная пахота, — а как иначе, ведь «выйти из стойла» можно только одним путем, а именно созданием собственного присвающего агрегата, семьи, чьим первым Подвигом становится как раз присвоение некогда подаренного тобою Сала, то есть тех самых ста килочасов, о которых тебе жевали на предыдущем камлании. Заметь, как изячно, чиста на умолчании тут протаскивается Истена, что свое-исконное ты должен сперва у кого-то отжать, — это тоже эдакий фильтр осознанности, заодно знакомящий Щасливого Покидателя Стойл с одним из законов природы для замкнутых ареалов: «Извиняй бро, но пустого места тебе тута чота никто не подготовил, и коли хочешь иметь место для быть, уж потрудися прирезать того, кто его занимает ныне».
Заметь, никого не колышет, что ты отжымаешь какбэ свое, то, что ранее отжали у тебя (раз дал отжать, кто ж тебе доктор) – и отжымая, ты теряешь невинность сознания, утрачиваешь тксссть Гномечий Рай, не забирать чужое (да, в этом месте ты волен поныть что Сначало оно какбе Было Твое) ты больше не сможешь; — если тебе интересно, именно по сей причине самые разумные из гномеков даже не рыдают по просратому ими сысыеру, а в отчаяньи рвут волосешки на лысых жопах: просратый ими сысыер означал не что-нибудь, а эволюцыю, эксперимент «сысыер» уверенно размыкал казалося бы безвыходную дихотомию «хищнег-травоядное», причом для всех, да на столь низком уровне, что Азъ и под пистолетом не возьмусь тебе это тележыть.
Впрочем, хуй бы с ними сысыерами и эволюцыями, эта поезда ушля, горевать по ней смысла нету: она не вернется ни при нас, ни при внучеках. У тебя совершенно другая заботка – чтоб они вообще были, твои внучеки, то есть у тебя должно быть Сало, без которого внучеки как-то не заводются, а ежели каким-то Чюдом и заведутся, то будут совсем не твои: сам видишь, во времена жосского турбокопетализма у гномеков внучеков просто не бывает, оне им и не полагаются, да и тупо не по карману. Тупорылая биомасса, навроде тебя — да, бывает, именно ее нынче разводют на нашем подворье, именно ее время переваривает Железнодорожная МегаОтжымалка, превращая в кучу ништяков для узкого круга прохаванных хлопцев. А ничего другого не бывает, да и быть не может – пока ты не принял решения о том что и может, и будет, по крайней мере у тебя лично, а все с такой постановой несогласные могут пойти на хуй и там погибнуть. Не стану лечить тебя про «возможность есть всегда», и зажыгательно рассказывать тебе про «все это просто как по еблу лопатой: либо ты делаешь что сам себе решыл, либо ползешь сосать», — признаюся, Нам тута нахуй неинтересно, чо там и как выйдет именно с тобой, может, конкретно у тебя на лбу аршынными буквами прописана Сутба Сосать, и чота распинацо перед тобой означает понапрасну хуй тупить, тем более что у Нас уже устали Лапки, а по ходу сего Сеанца нужно ещо успеть попиздеть о Времени. Таки вот, так называемое «время», оно только для тупорылых «чота абстрактное и отвлечонное», а в натуре оно такое же мяхкое и теплое как свежый пирожок с капустою, который тебе в детстве золотом пекла любимая бабушка. И его точно так же реально взять да и выхватить из кривых ручонок тупорылого гномека, который стоит посреди майдана и щолкает по сторонам своим многострадальным клювом. Он даже не поймет ничо, этот полоротый уебанец, а его время, Его Все, уже станет твоим. И именно ты сможешь употребить его время на свои нуждишки. Присваивающий чужое время жызни никогда не окажется в пролете, это невозможно даже не «физически», а куда более фундаментально, ибо вся эта «физика» со всякими кругленькими атомами да невнятными фотонами, она никакая не «реальность», а так, кривая тень реально существующих вещей на грязной стене нашей с тобой тупорылости.
Заметь рядом со словом «нуждишки» слово «свои», оно тут не для связки и нагона знаков с пробелами: при-своить чужое время можно только СЕБЕ (читай: затащить в свою семью), когда его отжымают у гномеков и «присваивают» для кого-то другого, оно не становится отжымальщику своим, то есть не присваивается, оно идет чужому дяде. И тогда получается смешное дело: отжымальщик ходит весь гордый, светит направо-налево блатными партачками, а по сути он точно такой же лохапет и долбоеб, как то быдло, с которого он отжымает единственное гномечье достояние, ибо ибо отжымать-то отжымает, да вот присвоить чужое себе-любимому ему хер когда позволют, ему ровно так же как обитателям стойла отмеривают в корыто барских помоев. Вот ты сам, если респавнулсо по грехам своим гнилогадоидным мацквечом, возьми да выгляни в окошко, там ты наверняка увидишь, как по твоей Нерезин-кале едет какой-нибудь грозный енерал. Бобровоз под ним чотче некуда, спереди и сзади катит охрана, гаишнеки тянутся, крякалки крякают, сам сидит с пудовыми гайками на кажном пальце и по телефону трилеарды по оффшорам гоняет, — правда круто смотрится? Охуеть как. А ить один хуй не человек он, а так, скотинка серая, пущай и в лампасах. С одной стороны такого вроде бы и долбоебом-то назвать как-то неудобно, «у долбоебов Таких Шубохранилищев небываит!», однако наш, наш он братец, хоть и маленько зажратый, у нас с ним одна сутба: постоял в стойле, нажрал бока — и все, пора, пожалте на крюк да на обвалку. Понятно, что у енералов и корыто понаряднее, и черпачок пообъемистей, но это один хуй корыто и пайка, а сами они ровно такие же гномеки, как и обжыраемое ими быдло: все плюшки, которыми енералы как бы «владеют», им дают только подержать, не более того. Подержал, уверился что Невероятно Крут («вот, держу же, и отнять Мое никто даже не дергается!») , построил Шубохранилище, ПОКАЗАЛ ПРИМЕР ДРУГИМ что «все реально и все получается, надо тока пошустрить!» – и все, вылетел из системы или тупо сдох, и потные сбережения из разжавшегося кулака тут же выковыряли спецально обученные парни, отмыли под краном и с поклоном вернули тем, кому Сало в действительности при-надлежыт (есть мысли, зачем тут дефис?). При-своить у енерала ничего не вышло, бывшие «его» копеечьки дадут подержать следущему, и по итогу выйдет так, что этого енерала вроде как и не было. Он был, но в итоге его нет. Точно так же как ты-любимый, никакой разницы. Ничего не осталося, совсем ничего, даже кругов на глади нашего уйутненького болотца. А ведь казалось бы как дысал, как дысал: отжымал чужое целыми килотоннами, рулил и бибикал, Решал Вопросы. Все его поссыкивали, никто к нему не лез, а на поверку оказалося что гномэ. Точно такое же, как в метро.
Ты уже обо всем стремительно Догадалсо, причом Чиста Сам, неправдале.
Дадад, ты как всегда Полностью Прав: гноме, это тот, кто просрал. Это тот, кто не захотел понять простую вещь: чтоб не просрать все свое, нужон какой-то присваивающий механизым. Причом собственный (кровь, догадалсо, не?) Своя личная Присваивалка. Эдакий штоле погребок, куда можно затащить ништяков и сразу же сохраниться. Без нее никуда, совсем никуда, ва-а-ще.
Нужна пищеварительная система, немедленно (а то отожмут) перерабатывающая отжатые тобой ништяки (чужое время, не забыл?) в твою кровь, в твоих внучеков.
Потомушто «вышел из дому, наклонил под себя десяток уебанцев, собрал с них по скока-то там человекочасов» — означает «проебал», ибо сам знаешь, при отсутствии Присваивающего Аппарата стоит тебе чего-то наотжымать, к тебе тут же Подходют и ты сам с радосным блеяньем протягиваешь Подошедшым на дрожащих веточках только что отжатое.
Это далеко не про одни только налоги, нет.
Налоги тут ваще на стопицотом месте, для наглядности Аз приведу тебе целую понимаеш градацыю, начиная с больмень тебе понятного: взял в руки ихние «деньги», согласился принять эту клоунскую лажу в обмен на свой труд? Все пиздец, ты клиент ихней лавочки, твое Сало уже течот с тебя к тому, Кому Положено владеть Салом всяких тупых буротинушек. А ты, буротинушка, с этим согласился, сам, без пистолета у затылка. И теперь тебе не положено. Потомушто это ты теперь кружок ихнего чилена, а не наоборот.
Отвел дочу в ихний гадюшнек, «Вышшее Оброзованье Получать»? Ога, опять оно самое. Масть передал, бггг. Больше-то передавать нехуя, ни кола как говорится ни родины ни флага, ну хоть Фамильные Верхонки Для Подметанья Чужых Дворов передал, и то молодец. Фактически отрекся от своей крови, позволил своему стать чужым. Самбля, да. Полностью добровольно; ещо и ходил бабло заносил, «Чтоб Взяли».
Да и сколь штук дочек-то у тебя? «Конкретно у этого от нуля до двух», ога. Ближе к нулю, как нам тут один иницыативный Копетан с места подсказывает. Спасибо, Копетан, садитесь, Мы и сами видим как у него чо, на нашем славном Пампасе у подавляющего большынства аленей примерно одно и то же, — ебнутая блядь на содержании, да скромный выводок из (в хорошем случае) пары чужых (частенько чужых и в тупом биосмысле) личинок: именно вот так аленю велели использовать те крохи Сала, что осталися в аленьем распоряжении.
«А чо, Так Везде». «Щас Так Принято», да. «Время-то идет, все ж меняется».
Все верно – зачем тебе присваивать то, что ты как-то сумел отжать, чужому дяде оно нужнее, «заплати налоги и спи спокойно». Зачем тебе своя личная присваивалка ништяков, нахер с ней ваще связываться, с ней одни головняки да заботки, без нее спокойней, «Так Проще». А будет чо непонятно, к тебе опять-таки Подойдут и все разъяснят: не надо заморачиваться и Усложнять, опять-таки Будь Проще, не надо тебе никакого дома, никакой семьи, это все отжывшые предрассудки темного непрогрессивного неондыртальства, Щас Все Не Так, ведь Жызень На Месте Не Стоит. Вот и будь адыкватен Прогрессу, жыви Современно, вот тебе отсек на стопицотом ярусе бетонного гномятнека, ничо что в три цены, за свой срок какнебуть рассчитаешься. Нахуя тебе своя шыномонтажка или там незнаю лесопилка, вот тебе дядин офис, ебаш на дядю, делай себе (ога) Карьеру. Нахуя тебе своя баба, вот тебе блядина с Непростой Сутбой и уже готовым Сокровищем. Нахуя тебе ломать башку и мутить чота свое, напрягаться и уставать, да ещо и хуй знает вдруг неполучицо, вот тебе тырнетики, сиди и не комплексуй что ты сороколетнее уебище играешь в танчеки, кого оно ебет, Нынче Все Так, и вроде как Ничо Такого. В итоге у тебя нету ровно нихуя, у тебя отнято все, до последней капли Жыра, ты нищ как бангладешский скелетик и даже хуже, — и все это произошло с тобой с твоего же полного (осознанного, бггг) согласия.
Обрати внимание, как ты кончаешься (а ты уже кончаешься, впрочем, не станем тебя расстраивать), как переводишь на безсмысленное гавно буквально все, что попадает в твою беззубую полоскательницу: после тебя не останется ровно нихуя. Это не про «что-то Хорошее», ни о каком «Хорошем» в твоем случае даже шутить не приходится, после тебя не останется совсем ничего, во-о-бще. Даже мелких мелочей. Семьи например не останется, это сто пудов. Не останется и хотя бы самого завалященького дела, имеется в виду нечто вроде имущественного комплекса, имеющего хоть какой-то собственный смысл, и про который можно в сердтцах согласиться, что ну хуй уж с ним, пущай уж малолетний муж жонкиной родственницы володеет, раз уж собственный пездюк сторчался либо вырос эдек-педек-погромиздом, а своих ни братьев, ни соответственно племянничьков тупо нету: те, кто был должен их рожать (нучо, конченное, начало ли доходить, кому именно ты (оказываецо) ДОЛЖЕН рожать-воспитывать?), в свое время тупо никого ненародили. Надо полагать, чем-то блять дохуища важным были заняты. На стройках блять соцыализма. Жыли блять Как Люди, «чешский хрусталь» блять в гыдыеровских «стенках» собирали, ебаные тупые гномеки. Вместо рожать.
И тебя вырастили точно таким же ебанатием: ни мозгов, ни маломальского осознания за свой личный интерес, тупое безсмысленное жывотное. Охуевшее в самый край, и в то же время задроченное донемогу, да, так тоже бывает, вон к зеркалу подойди да любуйся пока не сблевнешь. Откуда у таких пездюки, в особенности нормальные пездюки, такие, какие надо – смышленые как общажные крысы, и алчные до борзости. Однако у тупых чмырей бывают не Пездюки, у них бывает только Ребенок, которому периодически нужно «чота решать с работой», а также вовремя переобувать ему машынку и подкидывать на Отдых, а то Устает, — «у молодежы нынче бешаный ритым жызни», да. Такшта про твоего собственного пездюка нету базара даже в чиста шутейном порядке: после тебя в лутшем случае останется (если останется) хуй пойми чево, от которого если чо и народится, то ваще полный пиздец. Впрочем, тута можно и оборвать без закруглений да расшаркиваний, ибо вполне достатошно, да и Лапки совсем притомилися.
Лутше уж задать тебе пару вопросов, дабы подтолкнуть тебя к м.б. саморефлексии: сколько ещо поколенческих цыклов сможет, по-твоему, вытолкнуть из себя сгнившый народец, утратившый к сему дню даже те понятия, без которых хоть ложысь да помирай?
Стало ли тебе понятнее, что такое ВЦВ, какова Ея функцыя в части, касающейся лично тебя?
И да — не преуспела ли наша Церква в индуцырованьи у тебя некоторого Смутного Чуства, будто ты что-то кому-то Должен, не?