Низя 2

Всеобщая Церква Всеобщего прямо и однозначно запрещяет тебе любые контакты с так называемыми «банками», не связанные с пересылом и обменом, каковые функцыи есть единственное оправдание самого существования сей институции.

Никогда ничего у них не бери, и тем более не таскай им свое-кровное: ведь если ты «только» берешь, то ты просто тупое жыдовское жывотное, а вот депонирование наряду с более «продвинутыми» способами извлечения Халявы делает тебя прямым соучастником пидарастической деятельности, то есть точно таким же пидарасом.

Помни: зашел к пидорам чтоб переслать маме денег — да, творишь Харам, но несмертельный и простительный. Но Харамъ. Отнес пидарасам бумагу, а вынес рыжье — ваще молодца, так и надо. Делай это как можно чаще, потом будешь с восторгом целовать себя в попоньку за то, что хватило ума прислушаться.

На этом все. Совсем все. 

ЛЮБЫЕ иные телодвижения, ПОДДЕРЖЫВАЮЩИЕ пидарастическую деятельность «банков» автоматом ставят тебя РЯДОМ С НИМИ.

Тебе следует понимать, что словосочетание «пидарастическая деятельность» и вмале не отражает масштабов того ущерба Всеобщему, коий наносится ежедневной практикой добровольного взаимодействия населения с «банками», и применено только оттого, что Мне неизвестны способы выразиться хоть чуточьку жоще. Я бы хотел, но тупо не знаю, что может быть хуже. А оно хуже, и намного.

На сем закончим: главное ты понял, а чем больше болтовни, тем меньше ясности.

Да, это второе по оглашению «Низя» немножко такое навырост, ведь тебе уже навешали на шею кучу жыдовских хомутов, но тут важней не твое текущее положение, а твоя динамика. Это очень трудно, оторвать собственную жопу, казалось бы насмерть прилипшую к мокрому кафелю в парашном углу, но другого выбора у тебя нет: стоять рядом с пидарасами даже в самом лучшем случае означает смерть, даже если ты сейчас не осознаешь этого головой. Впрочем, можно попробовать не накручивать тебе на рога, а сказать как есть: передо Мной вовсе не стоит задачи сделать из тебя-долбоеба осознанного парня, тебе уже поздняк метацо, ты так и прожывешь тупорылой грязью под жыдовскими копытами, но рядом с тобой как правило бегает малолетний Пездюк, которому (может быть) ещо удастся пожыть человеком — так что все это скорее для него.