Об Алчности

Всеобщее одобряет алчных, и ВЦВ однозначно велит своим неверным прихожаненам трепетнейше культивировать в себе-любимом это архиполезнейшее личное качество.
Хотя дело это конечно же только твое, ВЦВ считает своим долгом остеречь тебя: Алчность есть единственное средство не просрать доставшееся тебе время, которое может закончиться в любой момент, и не взрастившый Алчности во своем нутре завсегда останется без хорошего, которое разметут алчные, и прожывет свою Коротенькую&Обосратую в полном соответствии с наименованием своего тарифного плана. У лохов время, отведенное для жызни (заметь, не «жызень») всегда закончится куда быстрее чем у остальных, и хорошего в ней не окажется вовсе, вместо хорошего у лохов в жызни одно гавно, как свое, так и чужое, — потому какбэ оне и лохи, что вместо своего хорошего тащут по жызни чужое гавно. Впрочем, да и покласть на них, они сами выбрали себе свою лошачью долю. Если не хочешь себе такого, будь алчен как уличная дворняга, и постоянно води вокруг себя жалом: не лежыт ли где-нибудь поблизости чонебуть Хорошее, нельзя ли мне как-нибудь его присвоить?
Со временем твое Жало прокачается и сможет указывать тебе на смачные шматки Хорошего под слоем обычного жызненного гавна, и ты поймешь, почему с одной стороны Хорошего в нашей жызни практически нету, а с другой мы ходим ногами по его жырным и совершенно бесхозным залежам и тупо ищем его не там где надо. Как только сможешь уверенно различать Хорошее от гавна, ничего не жди и не сумлевайся, сразу набрасывайся на любое Хорошее, что не пристрелено к полу монтажными дюбелями. Набрасывайся, хватай, расталкивай других жалающих и тащи хорошее к себе в норку, и потом никому не говори что оно у тебя есть, и уж тем более не одалжывай свое Хорошее даже самым близким своим собутыльнекам: если им вдруг понадобилось Хорошее, при чом тут ты, пущай сами побегают и сами себе поищют.
Тем более что насобирать себе Хорошего ващще не вопрос, ибо даже в наше непростое время Хорошего вокруг как гавна за баней, наклоняйся да подбирай, технических возможностей насобирать себе Хорошего просто трилеард, и единственно чо тебе для этого нужно, так это та самая Алчность да маломальская способность различать хорошее от гавна.
Правда, как раз с этой мелочью у тебя как-то не очень, ведь ты скот, и вовсе не являешься себе хозяином. Твои хозяева железнодорожники, это они во все полноте владеют тобой, твоей жызнью и смертью, твоим потомством и твоим имуществом, и все это происходит с твоего полностью добровольного согласия. С твоего добровольного согласия ж/д владеют твоими хотелками и твоими движениями, ты движешься туда, куда им надо, и так, как им надо, и считаешь все вокруг себя не тем, чем оно все является по факту, а тем, чем ж/д тебя научили все это считать.
В результате ты не осознаешь, чо ты и кто ты, а такжы где ты и почом здесь халва. Не различаешь гавно и хорошее, и не можешь направить А. ко своей, а не дядиной выгоде.
Именно поэтому ты не собираешь себе Хорошее, и не тащишь его к себе в норку, и опосля целой прожытой жызни ничего своего у тебя как не было, так и нет. Твой пездюк чей угодно, только не твой. Про «твоя ли твоя баба» Азъ не стану над тобой даже подшучивать, в твоем случае это грусные и совсем не смешные шутки. У тебя нету своего имущества, нету своей банды, нету своего старшего. Нету культуры, нету родного угла, нету никаких перспектив окромя связанных с бобеком, нету даже подобия «смысла существования» — словом, у тебя нету ровно ничего, ни страны, ни родины, ни флага.
Твоя сутба прожыть жызнь гавна и сдохнуть гавном, на котором кто-то что-то себе выращивает. Себе. Не тебе, ибо ты даже не лох, а просто гавно.
Ни одного пункта из этого Меню тебе не изменить: большая часть сих блюд заказана ещо твоими папами-дедушками, и тебе так или иначе все это доедать, равно как и то, чего ты назаказывал ты, будет доедать твой пездюк. Уже сейчас понятно, что ему предстоит отнюдь не жыть-пожывать, пользуясь натащенным тобою Хорошым, а непрерывно жрать гавно, обеспеченное ему твоим тупорылым поведением: так уж вышло, что ты не был Алчен до Хорошего, ты не сумел набить Хорошым свою норку, и уж тем более не смог научить этому своего Пездюка.
Да и не пытался, чо уж там.
Спецыально отметь, что переменить это хуевое на хорошее тебе не поможет даже такая милость Всеобщего, как ВЦВ, спецыально для тебя явленная Пророкомъ (Всеобщая Ему хвала) в самый нужный момэнт; тебе тут исправно накидывают прикуриватель со вполне годной искрой, но твой ганглий не схватывает и даже не пробует завестися: в эту Церкву ты забредаешь только потому, что отдаленно, самым краешком осознаешь расплывчатые контуры вышепомянутых жызненых фактов, и тебе нравится немного («в меру», ога) порасчосывать это осознаньице, словно коросту на поджывшей царапине. Увы, но других последствий своего посещения данной Церквы можеш не ожыдать, если ты конечно не малолетний долбоеб, способный испытывать какие-то иллюзии в отношении себя и своих перспективок, и наивно считать, что сможет навыцежывать из здешних унылых нотацый каких-нибудь отдельно взятых момэнтов, практически полезных для своей дальнейшей карьеры скота, принадлежащего ж/д ровно так же, как сельскохозяйственные жывотные: похоже, что без хорошей, годной войны со всеми дополнительными опцыями типа голода, тифа и сожжонных в печке мебелей Алчность до всякого-хорошего развиться действительно не может.