Обещаное

вот здесь продолжение начатого.

«Не убивай».
Ну надо же, — не убивай.
Кого «не убивай»?
Друг дружку? Или кого?
«Ващще никого»?
А с какой это стати, стесняюсь спросить?
Может, с этим делом есть какие-то совсем уж нестерпимые проблемы? Может, все вокруг мочат друг друга без передышки, и мы кончаемся с такой скоростью, что уже донышко видать?
Да нет. Нету таких проблем. А что время от времени кому-то отрывают башку – ну что ж, такое есть, такое бывает.
И пускай это не ВотпрямХорошоЧюдесно, но и не плохо. И уж тем более не Плохо. Потому что некоторым бывает очень трудно на словах донести что-то общепринятое. Таким приходится доносить вот так, промеж рогов, чего организм непонятливого зачастую не переносит.
И ничо плохого от этого не происходит: бегало по пещере чудо, оттаптывало соседям ласты, хваталось за чужое, увещеваний не слушало, а теперь опачки – и не бегает. Делось куда-то.
Кому плохо? Никому. Всем хорошо.
А тем, кто начинает барщить в святом деле умерщвления ближнего, народишко напоминает о мере.
Потому что у любого выжывшего народишка есть естественные жызненные понятия, благодаря следованию которым он собственно и выжыл.
И в понятиях любого народишки этот момент с убивай-не убивай прописан очень чотко.
Это важный момент, сыне.
Если ты видишь глазками какой-то народишко, это означает, что он есть и ещо не передох, в том числе и от чрезмерного увлечения убиванием всех подряд.
Из этого сразу надо сделать вывод: если какой-то народишко не передох,
то его понятия непередыханию помогали, а не мешали.
Еще это означает, что для такого острого социнструмента, как насильственное прекращение чьго-то существования, этот выжывшый народишко прописал очень подходящие инструкции.
А также научился обеспечивать их исполнение.
Так что в призывах к неубиваниям никакой фактически существующий народишко тупо не нуждается. Просто по факту своего существования в природе.
А если б нуждался, то не гулял бы по земле, а давным-давно пребывал бы со своими с такими же, в Полях Щасливой Охоты.
Ещо раз: забарщить с убиением подобных очень, очень трудно.
И уж совсем невозможно забарщить с убийствами системно, то есть предаваться этому Греху продолжытельно и с ощутимыми последствиями.
Если хочешь, проверь на практике: любому, кто даже не барщит, а ещо только подходит к границе беспредела, народишко сразу об этом напоминает. Сам, в инициативном порядке. Причом сразу. Очень доходчиво и внятно напоминает, потому что попасть под слишком уж раскованную раздачу не хочется никому, и бояться за свою шкуру народишко очень не любит.
Так что забарщить с этим делом на практике не вышло еще ни у кого. Пробовали многие, да все либо куда-то подевались, либо несчастье какое-нибудь произошло, в общем, никто из барщей так и не узнал, как оно, жыть среди считающих твои действия беспределом.
Однако некоторых народишко мочит не по случайке, и не чиста по бизнесу, а с искренним, какговорицо Идущим От Сердтца желанием.
И это ещо более нормальное дело, чем «нехотя да по случайке».
Настолько нормальное, что его можно назвать Не Обходимым.
Тому есть аж целых две Неотменимых Причины.
Первая.
Некоторым на роду написано Пасть Жэртвой Грубости Быдла.
Написано прям на еблете лица, крупным шрифтом с моргающими диодиками: «Дорогие мои унылые серые быдлосограждане! Я уродилсо Не Такой Как Все ! У меня и Особенности ну такие Милые, да и Личность ну такая вся Яркая да Неповторимая, что не снести мне вашего грубово присутствия ближе шешнацати километров!»
Ну и чо, ни Природа, ни народишко таким как правило не отказывают.
По таким уже с децтва замечается: нетъ, не зажывецо этот на свете белом, и придет к Успеху не дотянув до призывного возраста. Как-то это народишку видно, то ли по зеленому цвету кожных покровов и по лишним органам, или по скорости освоения бытовых навыков, а то и просто по ряду характерных особенностей поведения.
Как правило народишко в таких вопросах особо не ошыбаецо: уродившыйся Не Таким Как Все обязательно встречается с положенным ему Успехом.
А Успех у них бывает тока один: минимум сожранных ресурсов опчества.
Потому что для жызни в обществе надо быть таким же как все, то есть быдлой.
Для жызни в опчестве надо быть полезным и уметь хотя бы копать лопатой.
Чтоб выходить опчеству хотя бы в ноль.
И как только у Нетакого на эблете зажглися диодики, его при случае отведут в сторонку да и уважат.
Народишко он же не очень-то сложен в мотивах, особо гуманизмами не страдает, и ежели ему особо не препяцтвовать, народишко как увидит ненормального, так враз и затопчет.
И это даже не «нормально», это Хорошо.
Потому что вид, не желающий выродить ся в Хипстыров с Диодикаме, должен послеживать за бездефектностью генома.
То есть проводить выбраковку.
То есть тупо мочить тех, кто вышел как-то не очень.
А как ты хотел.
Вот ты родился нормальным.
Никогда не задумывался, что это означает на практике, «родился нормальным»? Ну, в смысле, как такое стало возможным с чистатехнической стороны? Как вышло так, что твоя мама была не даунихой с перекошенным эбалом лица, а твой папа не тяготел к долбежке под хвост, не сосал чужых хуев, а влез на твою маму и сделал тебя-любимого?
Как получилось, что папа понравился маме, а у папы встал на маму?
Наверно потому, что они были симпатичные, то есть БЛИЗКИЕ К ВИДОВОЙ НОРМЕ.
А почему они были близки к норме, почему не обладали целым букетом Милых Особенностей?
А ведь все просто: носители Милых Особенностей были отстранены от участия в размножении. На протяжении многих поколений.
Не догадываешься, как именно?
А вот так они и были устранены, башкой об угол.
Думал как-то иначе?
Нет. Именно вот так.
Пока за убийством признается статус нормального, нужного дела, геному ничо особо не угрожает, потому что угрожающих ему тупо гасят. Стаду не нужны уроды, оно не признает их своими полноценными элементами.
А вот когда в опчестве заводятся упоротые, вижжящие что Жызень Священна, уродов гасить перестают, потому что ну кому охота связываться с вижжящим стадом упоротых, не понимающих, что именно оне вижжят и какие практические последствия ихнему визгу воспоследствуют.
А за оставлением урода в жывых неизбежно следует включение урода в состав стада. ПРИЗНАНИЕ уродов СВОИМИ, хотя по факту ненормальные нормальным совсем не свои.
У них РАЗНЫЕ ИНТЕРЕСЫ, у нормальных и ненормальных.
Интерес нормальных в расширенной экспансии своего НОРМАЛЬНОГО генома.
Нормальный он как раз потому, что заточен именно на выжывание во враждебной внешней среде, и затачивался под это дело хуеву тучу поколений.
А у родившыхся НЕ ТАКИМИ как нормальные и геном не такой как у нормальных, то есть ДРУГОЙ.
А раз он другой, то из него вытекают совсем ДРУГИЕ ИНТЕРЕСЫ.
Не такие, как у нормальных.
Ну все, капса больше не будет, расслабься. Капс был оттого, что факт этот вроде бы простой и донельзя наглядный, однако погляди на себя да скажы (себе, Азъ и так по курсамъ), насколько однозначьно ты его осознавал до ознакомления с сим текстом. Соглосися, что Мне не отнюдь не на ровном месте сдаецо, что ты это сделал токашто вотвот.
Ну и ещо раз, чтоб ты хоть немного вдумался в этот важнейшый факт: интересы носителей ненормального генома не имеют ничего общего с интересами нормальных.
Эти интересы не такие, как у опчества нормальных, стремящихся выжыть посреди довольно строгой и откровенно враждебной природы.
Потому что средой выжывания для уродов является не природа, а опчество нормальных людей.
Уроды не что иное как паразиты. Глисты, ога.
С той разницей, что эти совсем не те безобидные червячки, которых ты в детстве разглядывал, присев около куска дерьма, нет. Это смертельно опасные глисты, способные не просто жыть в кишках неопрятного чухана, они способны изменять сам организм носителя, и превращать его в себя.
Начало доходить, что именно вся эта гуманистическая истерия означает на практике? ЦЕЛИ ее начали доходить, не?
А признание своими тут же обосновывает уделение уродам части общего ништяка: защиты от беспредела, да просто возможность приткнуться на общей поляне, которую стадо немалой кровью выгрызало и защищало от всяких левых жалающих.
Но это тока в теории, защита да место на Пляже. А на практике оставленный в жывых урод начинает бодро пожырать любые опчественные ресурсы, до которых может дотянуться.
Дотянуться уродам удается до многого, в результате стадо отрывает не-обходимое от нормальных, и вваливает вагоны ништяка в поддержание существования уродов. И ладно бы в одних разумом скорбных, но даже в таких, которым жыть ВАЩЕ СОВСЕМ не надо, в таких, про которых само Природо прям кричит-усираецо «Ну вы чо, уебанцы, не видите штоле, что НИЧО НЕВЫШЛО?! Вы чо, не понимаете, что если Вот Это как-то дожывет до волосатой письки, Оно насмерть изгадит ваш Геномъ? Давайте тащите скорее Ведро Шленского, суйте Это втуда, а сами бежыте скорее ебаться по-новой, да смотрите чтоб в этот раз строга на трезвую голову!!!»
В результате твоему геному быстро настает улям. Да не просто улям, а Улям Хынтыргыс.
Чтобы тебе стало понятно, что это за такой особонажористый улям, купи плацкарту, отвари в дорожку куру, да сгоняй например в город Мац Кву, или в еще какой-нибудь подчоркнуто пидарастический населенный пункт, хотя бы в тот же Екотеренбурх, и покатайся там на метре.
Пока катаешсо, не пялься на телок, одетых для выступления в блядском шоу, а смотри на ебла обычных гномеков. Причом катайся не в смысле подъедь от станцыи до станцыи, а достатошно покатайсо, попереходи из вагона в вагон, с линии на линию, и все время смотри на ебла сограждан, не на гаджыты ихние смотри и не на хуяджеты, а на ихние унылые тупые эблища. Не на какое-то особо уебищное, а на всех в целом, понимать ничо даже не пробуй, просто смотри, проникайся тксссть. Когда потянет блевать, это значит накаталсо достатошно, и до тебя чота начало доходить.
А как приедешь домой и проблюешься, набери в гугелях чонить типа «фото берлин 1945» и найди годную подборочьку фот на сто-полтораста, и точно так же пробежы чиста по лицам, не отвлекаяся на антуражы, технику и прочий реквизит. И опять-таки ни о чем не думай, у тебя это сиравно неполучаецо, просто смотри.
Зуб даю, уже на половине ты почуешь организмом, чо такое «геном» и почему урода нужно именно башкой об угол, а не собирать ему на РенТВ стопицот миллионов для операцыи в Израеле. А если ты включишь мозг и немного обо всем этом подумаешь, то быстро додумаешься, что каждая потраченная на уродов копейка плодит их со страшной силой.
Не потому, что уроды такая плодородная почва, совсем нет. Наоборот. Каждая копейка, вкинутая в уродов, не только брошена в никуда.
Она отобрана у нормальных, и отдана уродам НА ХАЛЯВУ.
Чтоб тебе стало понятно, ХАЛЯВА ЕСТЬ ПОТРАТА ОПЧЕСТВЕННОГО НИШТЯКА НЕ ПРОСТО В НИКУДА, А ВО ВРЕД ОПЧЕСТВУ. Скажу тебе прямо, не заставляя тебя «внезапно догадывацо в самостоятельном порядке»: Халява есть доля урода. Без урода нет халявы, нормальным халява не нужна, нормальный просто не наклонится за халявой, ему впадлу. А без халявы нет урода, потому что урод, приносящий пользу, он не урод, а нормальный. Ненормальный может существовать только на спецыальную уродскую долю. На халяву.
Без халявы нет урода. Без урода нет халявы.
Не начал ли ты Смутно Догадывацо, что и урод, и халява есть две стороны какой-то одной медали, не?
Если ты сумел обозвать сию Медаль в одно удивительно точное слово, тебя можно поздравить: не иначе, твоих пробабушек согрешыла с сенбенаром, и в твоем спектральном диапазоне слабенько светится тонкая полосочька Благорожденности. Без такой полосочьки про Медаль не понять даже опосля твердо проведенного инструктажа.
Главная фишка не в том, что есть уроды, — это неизбежно, уроды есть всегда.
Фишка в том, что опчество, выделяющее уродов и выдающее им спецпаек, тем самым давит нормальных, вводя в круг понятий пидарастическое, гнилостное понятие Халявы.
Без оставленных жыть уродов никакой «халявы» нет и в помине.
В опчестве, где уродов не оставляют бегать промеж нормальных, этому понятию тупо неоткуда взяться.
Но все меняется, когда уродов перестают брать за ноги и выносить им мозги о ближайшый угол.
Опчество не просто выдает уродам халявную пайку, которую не надо выдавать, оно для этой халявной выдачи забирает у нормальных. Забирает не-обходимое, такое, что забирать нельзя. Забирает в целях выкармливания уродов. Уродов возют на самолетиках в заграницы, чтобы им там за многоденех подштопали ихнее изначально гнилое и врожденно нежызнеспособное нутро, а нормальные, жызнеспособные, тем временем рассажены по детдомам, превращаясь в либо в забитый скот, либо в развращенных халявой отморозков.
Или вообще сидят по теплотрассам и тыкаются грязным шыревом.
И никому не нужны.
Уроды нужны – а нормальные не нужны, ну надо же.
Ты понел чонебуть, не? Дошло ли до твоего деревянного мозга, что именно замечятельный гумонестический императив «Не убивай!» означает на практике? А на практике он означает «Не трожь уродов» и «Халява это нормально». В качестве императива для целого общества, заметь. Все эти гумонизмы на практике означают, что нормальных надо давить, а уродов не просто щадить, а ставить выше нормы. И кормить на халяву, то есть отдавать им предпочтение перед нормальными.
Единожды появившысь (как бы чиста для уродов), понятие Законной Халявы ТУТ ЖЕ растягивается на целую кучу заинтересованных групп, и становится главным жызненным призом, за который и происходит самая главная соцыальная бойня, эдаким Переходящим Знаменем Соцсоревнования, смещая с роли Главной Доблести опчественную пользу.
А вот тут Аъ ажно спецыальный пробел, чтобы ты препнулсо да перечитал ещо на раз вышележащую фразочьку, ибо в ней СТОКА БЛЯТЬ ВСЯКОГО, что придецо выносить это всякое в отдельную тему и откладывать на следущую Проповедь.
Чтоб у тебя в тараканнике ничо не успело растечься по углам, сначала кратенько выражу то, что уже жевалось тебе чуть выше: законное существование ненормальных среди нормальных есть угроза самому Дорогому и Главному что у нас, Гомоэректусов, вообще есть в жызни. Угроза нашему Всеобщему, то есть геному, то есть Ваще Всему и Всем. Законное существование уродов среди нормальных не только прямо влияет на нормальный чистый геном, но и порождает (не случайно, и даже не по преимуществу, а всегда, с необходимостью порождает) понятие Халявы, из факта появления коией соцыальной нормы следует уже поистине неиссякаемый фонтан всяческих (еличо смертельно опасных) неприятностей.
Это самая главная угроза из всех, которые только существуют. Никаких никаких других угроз, которые могли бы не то что «сравниться», а хотя бы просто встать на одну полочьку с этой Главной.
А значит, что при самых незначительных признаках ее приближения любое опчество, собирающееся жыть дальше, такую мегаугрозу беспощадно запинывает. Любое уродство тут же топить в параше, любое, будь то уроды физические, очевидные коллекции наследственных дефектов, будь то уроды функциональные – ну там всякие веганы, хипстеры, жыды, феминистки, пидарастки, уклонисты, брокеры и вилосепедисты.
Любое наличие любых Милых Особенностей, любая Яркость, малейшее стремление получить что-то на Халяву – путь в парашу, однозначно. На параше кончают все Яркие Личьности, там же кончит любое опчество, которому не хватило умишка прислушиваться к собственному геному (дошло, кого это оказывается для идиотов погоняют «Всеобщее»?) и своевременно реагировать на угрозы.
Поэтому любую Яркость не стоит задержывать на пути к ее заветной цели. В парашу нахуй, без обсуждений и аблакатов. Во избежание всякого. Ничего больше с угрозой всему опчеству в целом сделать нельзя: угрозы или устраняют, или нет.
И отношение опчества к этой самой главной угрозе очень точно его характеризует, позволяя интересующимся точно узнать, каков он будет, завтрашний день такого опчества.
Так что «убивай» для нормальных не просто нормально, это не обходимо.
У нормальных «убивай» вовсе не распространяется на всех и каждого, потому они и нормальные. Убивай у них относится к нарушающим правила и угрожающим геному.
И никаких дополнительных оговорок им не требуется, ПОС в этом вопросе жестка как у мороженого волка, барщить с этим делом опасней чам играться с гранатой.
Нормальные всю жызнь именно так и так жывут, именно так они вообще стали тем что есть. И дальше будут жыть именно так, а когда перестанут мочить друг дружку, то исчезнут с лица земли.
Так что нормальным это нормальный ход, потомушто А Как Ещо.
А вот ненормальным такое – да, страшно.
Потому что ненормальные жывут в минус для опчества. И потому в нормальном здравомысленном опчестве оне жывут строго до того момента, пока опчество не обратит внимание на это обстоятельство.
В нормальном здравомысленном опчестве любой пидарас или даун всегда на крюке: а ну как замочат?
Поэтому в нормальном здравомысленном опчестве любой даун или пидарас, как-то уцелевшый среди нормальных, всегда ходит по струнке и изо всех сил пытается прикинуться что он как все, что он точно такое же унылое нормальное быдло.
Иначе его тупо грохнут. В нормальном здравомысленном опчестве.
А все почему? А потому что никаких обоснов для оставления их жыть – нету.
Нету их и быть не может.
Так что нужен ли кому-то на практике вот этот прекрастный, истинно рукопожатный лозунг «Нестреляяяяяяяй»? Предотвращает ли он что-то нехорошее или малополезное?
Выходит что нет, не предотвращает. Нет, не нужен. Нету в нем нужды, никакой и ни у кого.
Впрочем, кое у кого такая нуждишка есть.
Однако обо всем об этом мы с тобой перетрем на следущий раз, и под конец вместе догадаемся, у кого именно такие нуждишки, откудова оне такие взялися, и как на чом отразилися.