Прихожане интересуются

У нас в Мiре Горнемъ в ходу эдакое правило, не «закон», кто бы кого тут слушалсо, а именно «правило», ну типа «хорошего тона» — на запросы из Мiра Подлаго отвечать всегда, без малейших проволочек, но при этом никогда не следовать недологике смертных, в плоскости которой формулируются запрос: если уж Твой Пездюк вымолил у тебя Мафынку, поедь и купи, но такую, чтоб в процессе Наслаждения Драйвомъ юный автомажор «как-то незаметно» выучил не только марки сталей да номенклатуру отечественной линейки вертикальных фрезеров, но и помаленьку открыл для себя существование классов чистоты и режимов резания.
Итак, Любовь, Ленин и Магия – кто более матери-изтории ценен? Конечно же Лененд. Хотя бы оттого, что окромя «Лененда», ни того ни другого в природе нету. Не просто «нету»,  как тех же атомов с електронаме, а вообще нету, совсем.
Ну, не вот так «совсем», но нету.
А чо тогда есть? – подымешь ты оловянненькие, утирая домотканым рукавом свое сопатое Зерцало Душы (которой кстате тоже нету).
Есть технология. Тупая, простая. Даже примитивная. Ты и сам довольно успешно пользуешься ею, когда повторяешь себе установочные мантры, не позволяющие тебе чокнуться разумом или немедленно проследовать в сортир с первой попавшейся веревкой, а как-то умудряешься жыть дальше – при том, что объективно условия твоего существования просто Ужасны, особенно если рассматривать их в контексте декларатива того общественного договора, который ты официально принял к исполнению. В ходе утверждения его последней версии тебя нагло кинули, даже с той малостью, которую не отметают даже у официально завоеванных, но тебе удается спокойно продолжать влечение добровольно принятого на себя тягла. Не делая ровно ничего для изменения своего положения, и даже не задумываясь в одноименном направлении.
В этой связи обрати внимание, как плавно, «сама собой», индуцировалась в гойском стаде  т.н. «народная любовь», умело сфокусированная на этой фигурке жыдовского балагана,  — от стадии, когда ее суть (погугелируй по запросу «поименный список ленинского вагона») была ясна едва ли не каждому, и вплоть до момента, когда Общенародное Звучание этой поначалу дребезглявой нотки стало поистине Всенародным: обретаясь среди смертных, Я сам, будучи членом ритуально-магического сообщества «пионеры», слышал клятвы «именем Лененда» во вполне неофициальной обстановке,  к малейшим полутонам которой  очень чутки дети «пионерского возраста», того самого, в котором человеческое существо находится в пике своих способностей к каузальной атрибуции.
Вдумайся, есть ли примеры более чюдесного Чюда, нежели намеченное чуть выше?
Это и есть та самая «магия» в том самом смысле, который вкладываешь в этот термин именно ты. И ты сам назовешь технологию, вокруг которой я намел эту маленькую горку смитья, — ну или не назовешь, дело это твое и больше ничье, Цэрква только подставляет тебе Тазик Каментов и вручает Римское Перышко самой Заметки, а уж изблевнуть в него проглоченное с добрых жыдовских ладошек под силу только тебе самому.