Прихожаны интересуются

Есть ли средства возврата отвязавшихся куриц (отредактировано редактором ВЦВ) в родные пинаты

Дабы возвернуть ахуевших куриц в родные Пинаты, эти Пинаты стоит для начала заиметь. А у тебя их тупо нету, у тебя есть только пинаты Чужово Дяди, в которых тебе выделен квадратный метр стойла, чиста табуретку поставить, и сидишь ты в дядином стойле на краешке табуретки как зашуганый чорт, и слово «как» тут применено чиста заради ложной вежливости, потому что сидишь ты так отнюдь не по своей воле, ты уныло ждешь, когда тебя вызовут прыгать перед Дядей через палочку, чтоб Дядя убедился в твоей Адыкватности и не прогнал тебя с краешка своей табуретки. Такшта некуда тебе возвернуть ахуевшых куриц, нету у тебя никаких Пинат, у тебя нету даже койкоместа в казарме.
Да и куры, оне «ахуевшыми» тока кажутся. А так-то, по ихним куриным понятиям, они полностью в своем праве: вот сам вдумайся, вот кто ты для того всевидящего жывотного, которое сидит в кажной курице? Да никто, ты не Самэц, ты дядин клован, что-то типа мальчека, только пися чуть потолще да зарплату приносишь. Жывешь ты из дядиной милости, ничего своего у тебя нету и заранее понятно что не будет. Ну и смысел ей под тебя строиться? Надо это курице? Нет, не надо. То есть как только ты начнешь что-то из себя изображать, тебя столкнут с дядиной табуреточьки и подманят другого аленя, не так уж это и хлопотно, аленей как видишь хватает.
Куры, сыне, оне очень чюткие твари. У них у каждой вовнутре такая спецальная жывотная неонка, по которой оне сразу, даже не включая мозга, очень точно понемают кто ты и чо ты, этим своим сучьим потрохом оне всегда точно чуют, чьи тут пинаты, а кто тут просто сидит на краешке табуретки и по команде прыгает через палочьку. Под таких кто прыгает куры не строятся, куры строятся только под того, кто может накормить и наказать.
Не просто «накормить», особо это себе отметь. Тот кто кормит курицу и не наказывает, тот Алень.
Как ты можешь наказать курицу? Да никак. Вот и все.
Ты не знаешь, когда и как это надо делать, ты сроду не видал как это делается, тебе никто не показывал Чо тут и Как, и уж тем более никто ничего не разжовывал. Тебе разжовывали совершенно другое, особенно ежели ты городское чюдо из Минемально Приличной Семьи, с самого рождения в твою голову непрерывно и отовсюду лезла околесеца про Настоящэ Мущщинъ, которые всячески пресмыкаются перед Дамами, постоянно чота им подбегивают да подлизывают, Уступают да Преклоняюцо.
Казалось бы, за версту видать, что это совершенно безумная ахинея, приводящая к тяжелейшым соцыальным последствиям, но ты ее схавал и до сих пор таскаешь в себе, ладно хоть без нарочитого применения, хотя по щеглянке наверняка разок-другой Бывало. Чо, сыне, ну бывало ведь, признай, — подумаешь Заступилсо, с кем не бывает.
Но теперь ты уже не совсем зеленый щегол, теперь ты какбэ глава какбэ семейства, ты уже вдоволь понаебся на этом рабочем месте, и как чинганчук из анегдота на десятый год заметил, что тебе (оказывается) категорическе не хватает одного Важного Инструмента, того самого, который твой прапрадедушка сразу после свадьбы повесил на гвоздик над Супружеским Ложем, отчего прапрабабка всю жызнь ходила по половичке и разевала пасть строго по команде.
А у тебя нету ровно ничего, ты не только не можешь запереть на пару дней курицу в погребе, ты даже Руку Поднять неспособен: как можно, штовыштовы, Это Же Курица, и если твоя курица совсем тупая, то со временем от такой расслабухи она становится борзее целиноградского педераста, — а чо ей не барзеть, берегов-то никто не указывает, заметь, даже самый простой и безобидный, чиста оздоровительный лещ у вашего мокрожопого поколения считается Ужастным Недопустимым Ужосом, так что ты ей даже леща не пропишешь.
Но «надо же чота делать», и вот ты лаешься со своей же курицей, каждым таким сеансом опуская себя в ее понятиях все ниже и ниже. Понятно, что опосля таких идиотских действий на выходе получаются полностью соответствующие результаты.
Единственное, чем ты пока ещо (пока ещо, ибо алименты бывшим уже заряжены в Бешаный Принтер) реально можешь воздействовать на курицу, это выставить ее за дверь. Однако сие далеко не панацея, ибо действие разовое, и как инструмент воздействия не годится: ежели курица видит, что за дверью ей станет не совсем уж катастрофическе хуже, она ведет себя без оглядочек на здравый смысл, ведь мозгов у кур действительно нет, и зачастую курица не просто не жалает, а тупо не может оценивать последствия своей дури. И ничо, как видишь на практике, у нонешних кур все отлично прокатывает, всех повально не выгоняют: бярезовый en masse как муж конечно полное гавно, но вот чего-чего, а терпяжьих достоенств у него не отнять, терпяжечька он знатный, хоть в мексиканских сериалах его снимай. Причом это чюдо (опять-таки en masse) совсем никак неспособно учиться: даже те куры, что оказалися выпнутыми, без каких-либо проблем находят себе все новых и новых Аленей, согласных брать на довольствие кем-то уже выпнутое.
Идеальное решение сих затруднений очень простое: как только ты поставишь курицу в такие условия, которые ей дествительно боязно вот так взять и потерять, дык от нее и проблем-то не видно, вроде бы и надо изредка выстроить, а незачем, да и других головняков хватает. Однако что тебе мешает поступить именно так, ты в курсе: это ровно те же самые причины, что и в основе куриного вопроса, ведь по самой сути это не два разных вопроса, а один и тот же.
Короче.
Проблема с курами есть, и она напоминает безо всякого пафоса Котострофу, ведь куры чем дальше тем реальней не видят берегов, они и так-то жывотные, а теперь ещо и полностью отвязавшиеся жывотные, но с них за это не спросишь, даже не потому что это безсмысленно, а тупо оттого, что косяк этот вовсе не ихний. Ты уже понял, чей это косяк, правдаже, сыне? И в чем конкретно он заключается, ты тоже понял. Ну а ежели не понял, то оно тебе и не надо, добегаешь свой срок Какнебуть Так. Думается, ещо ты понял что жыть тебе именно с такими курами, а не с другими. И что «как-то поправить чисто для себя» это нельзя, хотя можно конечно, но для этого надобно ходить в любимчеках у того самого шестиметрового прапора с Большою Дрыною в окровавленной клешне. Если ты и есть именно такой любимчег, то не парься о лишнем; у нас-у любимчегов завсегда во всем нештяк.