Проповедь

Как-то на самой заре Российской Демократии, злою волею садиста Сутбы ночуючи лютым январем на зловонном Казанском вокзале, Азъ вельми многогрешен был резко остановлен у раскладушки, за которою мордатый студент подбанчивал той мерзкою постперестроешною «прессой», степень отвратности которой ты пожалуйшто уже и не сможешь себе представить. Азъ в ахуе воззрился на завал этого унылого пестрого дерьма, но даже чрез ахуй немедленно разпознал тот конкретный экземпляр, к которому Мну столь акцентировано потащило. Выдернув оный из пачки, Азъ вознагродил жыробаса замурзанной советской соткой, и покинул мрачный промороженный закуток ацкого подземелья. Развернул в стоячей рыгаловке между первым и вторым этажами, стою-просматриваю под изумительно мерзкое кофе, как там зеленые человечеки деревенских доярок на оргию заманивали, отдаю должное ещо незнакомому Юрию Федорычу за целесообразность цынизма холодной его фантазии, и тут Хуяк Вот Оно, малопримечательная заметка про то как гопстопили два долбоеба, бомбанули какого-то Децкого Херурга, да и в ходе гопстопа зачем-то наглухо его наебнули. Может он там чота дернулся в свой недобрый час, а может и не дергался, чисто так наебнули, но короче наебнули они его, не «метелили да чота перестаралися», а именно наебнули, адресно проломив нещясному башку. Общий тон заметки типа «Доколе!!! Дакаг Жытак, два каких-то ебаных тупорылых чма, гавно из-под ногтей, сраный биомусор, — и вдруг Оборвали Такую Жызень!!! Вот прям Такую-Растакую!!!»
Аз прочол сие, и покинул смрадное прибежище странствующих, и вышел вон, в злой морозный туман по-над Кучкиным Городищем, ибо в метро уже пускали, и пересек гнусное торжыще, дабы спуститься в Адъ не с Казанки, а с Ярославки, и отправился по делишкам своим суетным да мерзостным, — с необычною для себя сосредоточенностию гоняя в башке этот случай.
Нет, Аз не сочувствовал никому из фигурантов этого давно забытого дела. Прочтя, что обсосков тут же выцепили и закрыли, Аз на автомате отпустил в ихний адрес чото вроде «ну тупые же черти подняли себе за горсть медяков по сто второй и поделом долбоебам куда ты нахуй лезешь если не можешь лоха вытрясти чтоб он чиста сам все отдал катайся вон на трамвае да горбаться за станком тоже блять гопстопщики сцуконашлись». Ну и тем более Аз не сочувствовал покойному Херургу: «нучо сам себе выбрал кем по жызни бегать а то бля все горазды на умных щщах ходить тока вот когда тебя два обсоска за гаражи отвели дохуя ли они тебе помогли твои умные щщи». На сем краткая рефлексия Моя как правило и завершалась, потому что «хуле в жызни всегда все просто или ты или тебя и нехуй тут лишнего разводить», однако в этот раз Аз с удивлением обнаружыл за сей привычною плоскостью внезапно разринувшуюся Пустоту, в которой (кто бы мог подумать) все простое и понятное внезапно приобрело как минимум ещо одну дополнительную сторону, не одну конешно, даже чиста навскидку было видно, что их там как минимум Дохуя, этих сторон, но больмень разборчиво было тока про одну, а про другие по ходу лутше было не задумываться, потомушто непривычная к раздумиям думалка сразу же ахуевала от объема открывшегося Объема, и в ужасе куда-то съябывала с рабочего места.
Максимум на чо ее хватало, так это на добавление к привычному ещё одной стороны, не более.
Но даже с этой одной дополнительной стороной вопроса любой вопрос становился не просто «рассмотренным с ещо одной точки зрения», дополнительная сторона тупо отменяла все прежние «да-нет», представляя их тем, чем они (оказывается) являются по факту: тупым мычанием, не учитывающим целую гору всякого жызненноважного, и потому ни в коем случае не годящимся для собственных жызненных выводов, ибо бегать по жызни с такой картой все равно что ебануть в темноте на моцыке по механическому цеху. А ещё было пусть ещо смутненько, но таки тоже ясно, что эта новая картинка тоже не более чем мычание, потому что когда испуганная думалка вылезет из-под печки, да привыкнет ко внезапно появившемуся объему вместо плокости, то к рассмотрению этих новых сторон добавится ещё не одна и наверно даже не две.
И со всех этих точек зрения Аз совершенно явственно увидал: эти два тупорылых мартына причинили всем нам огромную пользу.
Потому, что децких херургов немного. Тем более Хорошых.
И без свежепреставившегося эта индустрия сейчас заметно просядет с выпуском своей продукции. И это не плохо, а наоборот хорошо, ибо отнюдь не все Херурги заняты хорошим, годным, ПОЛЕЗНЫМ делом, то есть пришыванием обратно пальцев, рук, ног и бошек, сунутых не туда куда надо. Далеко не все Децкие Херурги выпускают хороший, годный продукт, а именно отремонтированных малолетних долбоебов, слишком активно осваивавших свое жызненное пространство.
Это потому что оне, Децкие Херурги (как ты наверно уже догадалсо, далеко не только херурги, и не только децкие), заняты ещо и совершенно безполезными, откровенно вредными для стада делами.
В этом случае стадо не останавливается даже перед применением термина «преступными».
И оно сцуко полностью в своем праве: некоторые дела Децких Херургов являются по факту довольно тяжкими преступлениями перед ихним же стадом.
Ну как сказать, «некоторые». Они вовсе не некоторые, эти преступные дела. Они преобладают. С огромным, подавляющим отрывом опережая дела хорошые и полезные. Так что если на минуточьку встать на точку зрения стада, то все эти Децкие Херурги вовсе не хорошие, а очень даже плохие. И особенно Хорошые, — они очень, очень плохие. Ну, кроме тех, кто только пришывает взад сунутое не туда, и при этом совсем не делает плохого.
Например не заставляет искусственно жыть те откровенно хуевые экземпляры, по которым в голос плачет Ведро Шленского.
Стадо же не просто так пишет у них на лбу «Ахтунг! Этого СРАЗУ ЖЕ в Ведро!!!», не из каких-то зверскопатологических побуждений, а по самым практическим соображениям: чтоб сохранить геном от хотя бы самых явных ошыбок. Ведь ежели его не сохранять, то ему настанет пиздец. Нужен ли хоть кому-нибудь из нас Пиздец нашему геному, как ты считаешь? Впрочем, ты можешь считать чо тебе угодно, а вот твое стадо придерживаются мнения что нет, не нужен.
А это значит, что геном следует оберегать от кусков кривого кода, ну хотя бы не портить свой геном сознательно.
То есть своевременно (а также активно и неуклонно) пользоваться Ведром Шленского, и уж по-любому ни в коем случае не загружать лечебные мощностя починкой тех бракованных фрагментов генома, что по распездяйству акушерок как-то сумели просочиться мимо вышепомянутого Ведра. Даже если эти куски кривого кода выглядят трогательными заиньками с большыми грусными глазками, и почти не отличаются от нормальных здоровых пездюков.
Да, можно приложить кучу труда, истратить прорву ресурсов – и сделать так, что отличия заинек от нормальных не будут особо заметны.
Так оно и происходит.
Долбоебов приучили к нормальности положения, когда Заинек Надо Спасать, а на нормальных можно класть хуй и ничего не затрачивать, чо быдлу сделается, оно и так вон какое краснорожее. Нормальные бегают никому не нужные, в них не вкладывается ни копейки, тогда как для Спасения нахуй никому не всравшихся заинек государству вдруг становится «не жалко» совершенно ебанистических трилеардов.
Государство отчитывается о таких деяниях как о неебацо-заслугах, — что, впрочем, неудивительно, и если ты не совсем уж конченный, то ты скорее всего смутно догадываешься, почему же «твое» государство так охотно Лечит&Спасает заинек, и как будто в упор не видит нормальных пездюков, из которых может навырастать здорового краснорожего быдла, годного к осеменению своего стада, к службе в рядах и стоянию за станком. Наверно это оттого, что «твоему» государству нахуй не нужно здоровое быдло, ведь действия государства недвусмысленно говорят именно об этом: быдло нехай дохнет, а заиньки Должны Жыть, давайте уже соберем им стопицот лимонов зеленью на починку гнилой требухи. И всем учасникам процесса Радосно, от самих заинек до их родителей и государства, а уж как радосно Децким Херургам, ты бы знал – хотя радоснее всех конешноже собирателям. Ну да хуй бы с ними с чужыми радостями, нас это по большому щоту не тревожыт, тут куда интереснее фактические последствия: заиньки вырастают и «жывут нормальной человеческой жызнью», и даже УЧАСТВУЮТ В РАЗМНОЖЕНИИ, а Децкие Херурги ходют и на полном сурьезе гордяцо этим фактом. «Мы вернули столько-то Заинек к нормальной человеческой жызни», да. Вот только хуй там, фарш невозможно провернуть назад, и уродившысь носителем кривого генного набора, непригодного для дальнейшего воспроизводства, заинька никогда не «вернется» к статусу нормального годного элемента нашего стада, ибо заинька изначально не была ни нормальной, ни годной.
Потрать ты хоть все ресурсы стада, нормальной заинька не станет, и нормального потомства не принесет. Заинька принесет совсем другое: ущерб.
Ущербов тут много, но тебе будет достатошно чотко усвоить про три, малый, большой и огромный, который ещо можно называть «смертельным», по смыслу это будет даже точнее.
Малый заключается в отвлечении сил и средств нашего стада от нормальных к уроду, нахуй не нужному для стада в целом, и вредному для всех, начиная с родителей, которые перестают нормально размножаться, НАВСЕГДА УТРАЧИВАЯ для своего стада разнообразие здоровых вариаций генома, и начинают Спасать свой генетический сбой, и кончая распоследним киловаттом энергии, потраченным на безсмысленное сохранение фрагмента кривого кода.
Большой вред заключается в репликацыи негодного к реплицырованию, и цена такого подхода для стада даже не «велика», она катастрофична: родился урод – не родилось десять нормальных. Подумай как-нибудь на досуге, почему Мы пишем здесь не «один к одному» , а именно так, и ты ужаснешься Нашему лицымерию, коим прямотаке истекает примененное Нами числительное «десять», ибо там нихуя не десять, и наверно даже не сто.
Но даже этот гигантский вред бледнеет пред грозным величьем следущей итырацыи вреда: вреда понятиям. Явное, недвусмысленное, системное ПРЕДПОЧТЕНИЕ уродов есть знак очень плохого положения дел с понятиями. По сути, это признак безумия стада в целом, причом не «опастно приблизившегося», а уже наступившего безумия. Это означает, что такое стадо умудрилося проебать не только Свое Все, но даже свой навык самосохранения, и если не начинать крутить жопой, подыскивая чуть менее пессимистическия синонимы, то надобно признать, что это Уже Пиздец, и ващщета уже можно начинать расходиться, ибо у кина про деградацыю продолжениев не бывает.
С этой кочки глядючи получается, что два субжевых обсоска чиста по безмозглости смогли сначала расслышать, а затем (по той же безмозглости) исполнить команду своего стада, и в итоге прихерачили очень знатного, матерого вредителя. И тем самым сократили и без того ебанестическое количество заинек, «возвернутых к нормальной человеческой жызни», то есть сократили вовлечение носителей здорового генома в воспроизводство уродов. Сократили наносимый стаду ущерб.
За эту пользу мы, общество, рассчитываемся с этими мартышками поистине полной мерой: опера, которые их принимают, в жызни не откажут себе в паре выбитых зубов, на турме таким светят только самые гнусные хаты, судейские с прокурорскими отвесят по самой черточке, зона будет красней собачьей залупы, у отрядника обязательно окажется Смертельнобольная Дочька, — и каждый, хотя бы немного усугубившый участь обсосков, будет считать себя сделавшым чота Хорошее. И да, все это будет полностью правельно и справедливо: тупые обсоски должны чотко знать, что за гопстоп обязательно будет турма, а за гопстоп с мокрухой будет если не вышак, то не просто турма, а самый натуральный Адъ: поделом вору мука.
Однако эти обсоски оказали каждому из своих прессовальщиков ЖЫЗНЕННОВАЖНУЮ услугу: немножко задержали дегенерацыю своего стада, хоть на секунду, а продлили его срок под солнцем. Конешноже не сознательно, тут и базара нет, обсоски караулили за гаражами отнюдь не возможности поработать на свое стадо, они ждали там своего, то есть «украл-выпил-в турму», и таки дождались. Но они были настолько тупы, что в ихние тараканниках оставалося свободное место, в которое поместилася команда родного стада: «пасаны, это пиздует редкостная мразь, а нука затопчите ее к хуям!!!». В результате «как-то само случайно вышло», что хотели чиста бомбануть, а в процессе клиент вызвал такое омерзение, что чота как-то само собой попрыгалось на черепушке. Как-то само, ога. При том, что конечно же не собирались и даже не хотели, нет: даже самый тупой обсосок отлично понимает, что ну его нахуй, вот так на ровном месте, за три копейки подымать себе сто вторую да к тому же брать на душу лишние грехи.
Все это отнюдь не к тому, мол «общество далеко не всегда осознает свои стадные интересы в нужной полноте, и ещё реже учитывает их на практике», это и так понятно. Это к тому, что вредящий стаду носит на бейджыке чоткую инструкцыю, видную каждому встречному: «Я знатный гавнюк и подлежу немедленной ликвидацыи! Увидел меня – отведи за гаражы и переломай мои слишком шаловливые ручки, или ваще проломи мою нездоровую башку!!!».
Очень полезно осознавать, что такая реклама может оказаться и у тебя на лбу, или ваще у твоего Пездюка. И тогда очень вероятно, что как-нибудь тебя Совершенно Случайно встретят два тупых обсоска, отведут за гаражи, заберут твой кошелек, да и (Нистово Ниссево) попрыгают на твоей черепушке, с тяжкими либо ваще фатальными последствиями для тебя — и (ну кто ж тут виноват) положительными для своего стада.
Все, что ты делаешь в жызни, хорошее ли, плохое ли, никакое – все это у тебя что называется «на лбу написано». Там красуется все твоя подноготная, со всеми смачными деталями, в пицот раз подробней чем в твоей личной кыгыбешной папочке, разборчивым Ариалом Нумер Шышнацыть, то есть не видать только тому, кто сам того не хочет. Не написано там только то, за что твоему стаду не отвечать – то, о чем не в курсе ни одна жывая душа.
Тебе очень не хватает осознания данного факта, тебя не приучили к необходимости его осознания, и тебе придется приучивать себя к этому за свой щот. Не приучишь – все пиздец, рано или позно твое стадо устанет морщиться при виде списка твоих Достиженьев, и выведет тебе навстречу либо гружоный камаз без тормозов, либо тупово онколога-егэшника, либо тупого мента, ищущего где бы рубануть палку, а может и каноническую пару обсосков. И эти обсоски (Нистово Ниссево! Какая Трогическая СЛУЧЯЙНОСТЬ!) извазюкают твоими немытыми мозгами красивый хорошый снег за гаражным коперотивом. Помни обо всем об этом, когда делаешь какие-то свои дела или ещё только их задумываешь, хотя бы осознавай, что именно ты затеваешь, и чем именно твои затеи могут для тебя обернуться.
Мы гораздо более стадные существа, чем об этом «принято думать». Намного более. Мы по сути одно, хотя ведем себя так, будто прожываем каждый на собственной льдинке.