Уличения безсвязный ПсоЛомъ

Тебя уже давно сделали стукачиной, хотя Мы чота спизнумшы, никто тебя стукачом не «делал», это впиталося ещо с мамкиным молоком – ведь ты жалуешься как дышыш, и оттого сроду не видал границы между «настучал» и «пожаловался», хотя надобно согласиться, что грань меж двумя этими мерзостями порою весьма условна.
Забьем же на сию несуществующую грань и вглядимся же в т.н. «мякотку»: жывя среди чужых, не имея ничего (и никого) своего, ты привык нести свои никому не нужные пичальки КОМУ-ТО. Кому-то постороннему. Маме, профкому, собесу, «начальству». Да и куму, чоуштам; как же тут без кума, ведь в жызни иногда бывает такое, когда «Начальством» является именно кум, которому какбэ нельзя, однако стереотип-то вот он, он твой, он впитан (тобой) и вжылся (в тебя), и (ты) его не отменишь.
На словах ты можеш изобразить что угодно, с любым практическе градусом Убедительности, даже для самого себя, но Нас-то не наебешь, и Мы тебе Это все равно проговорим — для тебя, о Наше бярезовое сокровище, это нормально, «к куму». Именно это твоя норма, не устранять непонравившееся из своего Мiра, пользуясь единственным реальным инструментом, своей семьей, а бежать и жаловаться, ну или никуда не бежать, зато громко плакать. Чтоб на твой плачь кто-то откуда-то срочно прибежал, пожалел тебя, и вынул чей-то нехорошый обнаглевшый хуй из твоей (конешноже Несправедливо) обиженой сраки. Ты тащишь свои бедки из семьи и мимо семьи, и суешь их под нос первому встречному: а вот поглядите как я Страдаю! причом совершенно Несправедливо!!! — при этом тебе даже краем в голову не заходит, что нету никаких «бедок», а есть токмо совершенно закономерные следствия твоих же собственных косяков.
Хотя чо это Мы гоним, конкретно взятый ты конешноже совсем не таков (Мы ведь угадали, нетакле?), однако взвод или прибегает весь, или бежыт пояснительный круг, и конкретно взятый Нетакой Ты вовсе не останешься поджыдать у финиша конкретно взятых виновнеков. Погляди же на них (на себя не надо, Мы уже поняли, что именно ты здорово выделяешься из массовки): эти убогие ХВАСТАЮТСЯ своими жызненными проебами, они безо всякого стеснения делятся про «как их ебут», и любят порассказывать о своих Бедах словно деваськи подросткового возраста, на полном сурьезе ожыдающие, что их щас обнимут да и разрыдаются про то, какие же оне бедные да хорошые, и как Несправедливо страдают.
Это уродство бярезовых тянется с куда более ранешних времен, но Мы волевым решением решыли назначить крайним источником этой милой ментальной особенности сысыер, где было в моде ИНОГДА всячески «спасать» НЕКОТОРЫХ нищясненьких. Не всех, не всегда, не от всего, очень не от всего, как бы «постоянно», но таки нечасто, не сказать чтоб совсем уж напоказ, но таки да, именно напоказ. Делалося это как бы «в воспитательных целях», ведь совок совку «друг-товарищ-ибрат», а по факту в целях доламывания естественного семейного хода, полностью противоречащего любым сысыализмам, да и вообще любым измам, что практическим, что теоретическим.
Как ты конешноже догадываешься, сама основа этой разводки про «каждый каждому чутьле не родная мама», она изначально ориентирована не на нормальных. Эта тема, она чертовская. Нормальному трудиле не нужно никаких мам, не нужно никаких «соцыальных защит», нормальному нужно только одно: чтоб к нему как можно реже лезли и не забирали последнее. Нормальному даже в голову не заходит плакать и тем более жаловаться, его выкини на пустой локации, и он сам откуда-то притащит всякого хлама, сам сколотит себе домек, и стоит тебе отвлечься на звонок или там сходить покурить, как возвращаешься, а их там уже целая деревня – нормальный оказывается насымали себе с деревьев обезьян, повязали им платочьки, научили мыть пол и готовить, и как-то размножылися в ужосающем количестве. Ты тока посидел-поудивлялся, а нормальные уже расковыряли всю локацыю, навыкапывали ништяков, наделали себе паравозеков и вовсю гоняют промежду внезапно выросшых объектов инфроструктуры. Им нормально вот так, самим, не из-под палки, и ежели у тебя хватит ума просто не лезти в ихнее копошение, оно само нарастет непонятно откудова.
И надо сказать, что на заклинание про другтоварищибрата Повели ся не только черти, т.е. те, кому на роду написано ходить пригнувшысь да кормиться чем на пол кинут. Увы и Ахъ, нормальная сохатина тоже упоролася этой химерой, ей пришлася очень по шерсти совецкая постанова, типа «Упирайся рогом в свой станокъ и не думай о своих интересах, оне у нас какбэ Общие! Не ссы ничего, с тобой по жызни всегда все будет нормандяк! Даже ежели ты например станеш старый и больной, мы тебя и накормим, и уточьку сподтебя вынести непобрезгуем!!!»
Мы не станем сейчас давать оценок самому подходу, он (так-то) очень хорошый, грамотный подход, даже можно сказать «енергетическе более здоровый» нежели его победитель, капеталестический «забег семей за частными гектарами», но сравнительная здравость совка уже давно не при делах: именно на этом, а не на каком-то другом подходе совок с треском проебал своему врагу, и это не Наше оценочное суждение, это медецынский факт. Да, сейчас бы, на нонешнем технологическом уровне, совок легко заломал бы «коллективный запад», однако оставим сослагательное любителям помахать кулаками после драки: на своем месте и в свое время совок нешмог. Он допустил существование крыс во своем нутре, и в результате смачно, даже Картинно озалупился, с такою полнотою Позорища, что этих МегаМасштабов всемирного самоопускалова до сих пор не могут осознать непосредственные очевидцы и доблестные участники. Это (ещо раз) факт, его заебешсо оспаривать. Совок не сумел (оказал себя НЕ способным) решить свои главные жызненные проблемы, к примеру что тот же крысячий, что директорский вопрос, попырхался немного, и пропустил от врага пару плюх, которых лучше было бы не пропускать. И упал перед врагом на четыре кости, не желая отмахиваться. Враг ухмыльнулся, вытащил ножык и аккуратненько перехватил совецкую глотку, не забыв при этом хозяйственно собрать всю кровянку. Респект и уважуха, чо. Хорошо, грамотно сделанная работа.
Впрочем, тут надобно дать в тормоза, ибо Нас опять понесло в Свою излюбленную грустную элегию про Гибель Велких Сысыеров, однако именно совок фатально расслабил своего гномека, тем самым доломав на Бярезовом Помпасе остатки семейного. Совок оказался самым грозным врагом семьи, и к окончанию «великого соцыального ехперимента» ты сам видел, какими стали бярезовые: дети, тупые дети, безмозглые и капризные, без малого остатка каких-либо понятий, неспособные отличить не то что хуй от пальца, но даже заметить, что их ващщето какбэ ебут. Совок разбаловал своих гномеков до полной невменяемости, и окружающие тут же обнаружыли, что совков можно «вот так подойти и прямздеся нагнуть да ебать», надо тока не забывать пришоптывать на ушко, что мол это тебя не ебут, ненене, это просто такая вот спецыальная процыдура по привнесению во твою… не, не в сраку, это тебе просто кажецо что в сраку, а реально мы присовываем тебе в карман, на самом деле это тебе щас в карман насовываецо Добро, много-много классного зачотного Добра, и вот щас мы тебя отпустим, и ты побежыш да и Осуществиш Свои Мячьты, все до последней, ты же хочеш Того и Другого, правда же? Ну и все, вот и стой спокойно, не мешай, а то все Добро не влезет, да давай сам немношко пошевеливайся, мы ж тебе Добра присовываем, а ты загнулся как коряга и даже благодарность никак не проявляеш – ну и ещо что придумается на эту тему, ты уже все понел. Неси примерно такую ахинею, и поябывай их как пожелаешь, они тебе ещо и огород вскопнут и всю получку подарют, если сумееш быть достаточно убедителен. Это с ними как ты понимаеш оттого, что программно они не защищены никак от слова совсем: в том гавне, который у них заместо БИОСа, нету ни одного однозначного фалсе и стопудового труе. Нет однозначного западла, на котором можно развешывать любую нужную мотивацыю.
Это произошло оттого, что когда совок был ещо жыв, но уже вводился заинтересованными лицами в предпродажный маразм, от гномеков требовалось ТОЛЬКО делать ку, все остальные требования как-то незаметно, но очень быстро отсохли, от гномеков окромя Ку сверху ничего боле не требовали. Совсем ничего, да, вот так.
Совецкий гномек мог являть собою грусное, да даже и гнусное зрелище, по работе он мог быть полным дебилом, а чистапочеловеческе последней падалью, но если ты умел смачно делать Ку (причом даже не пытаясь изображать чистосердечие), у тебя в жызни все было ровно. Совок признавал таких самыми годными, кормил в разы жырнее чем обычных нормальных, и всячески защищал от любых наездов, ваще от любых, как угодно полно обоснованных, а вот ихние наезды очень охотно поддержывал и даже поощрял. Годные могли вот так втупую взять и наехать на кого захотелося, в ущерб чему угодно, без каких-то ограничений, и получали от совка не по рукам, а поддержку Проявленной Принцыпиальности. Даже если картина откровенно выглядела как «заведомый дебил и последняя падаль вот так нисхуя взяли да и возжелали сгрызть чоткого парня, на котором держится работа всего цеха или даже завода». А защиты против этих годных совковых блядей не существовало. Никакой, ни умной, ни тупой, ваще никакой. Против такого не работали даже самые крайние методы, например напугать таких охуевшых было нечем. Тупо грохнуть тоже прокатывало далеко, очень далеко не всегда, потому что одно дело леспромхоз в глухомани, и совсем другое, когда вокруг огромное предприятие с многотысячным коллективом и квалифицированным вторым отделом. Короче, если тебя начинали жрать, как-то выщемиться из-под такого пресса можно было ТОЛЬКО через кого-нибудь из начальства, то есть попавший оказывался перед не-обходимостью срочно найти кому пожаловаться, чтоб ретивых уняли. Ну, а как и чем за такое рассчитываются, ты наверно догадываешься.
Примерно вот таким макаром «Пожаловаться» стало на совке самой высшей бытовой силой, намного сильней ножа и пистолета, а стукачество стало принцыпом бытовой жызни. Похуй кто ты и чем дышыш, будь ты хоть кем, но если тебе «если вдруг чо некому пожаловаться», то если вдруг и впрямь чо, об тебя может при случае вытереть ноги самое откровенное чертило, и Мы не раз видели своими смертными глазками, как сысыер показательно показывал всем интересующимся: видите? по жалобе сраной поломойки мы запросто можем выкинуть с рабочего места не кого-нибудь, а отлично работающего, высококвалифицированного, ценного спецыалиста.
Ваще, это как бы довольно страшненькое дело, когда целая понимаешь ли Держава офицально посвящает ся заботке о чертях. Именно о чертях, и именно заботке, не созданию для нормальных людей нормальных условий, чтоб нормальные сами жыли как умеют, а утиранью чертячьих соплей. Нет, это фундаментальное положение было заложено в совке изначально, в самых своих основах, системно, но пока придерживалось в рамках разумного, очень даже работало, — но (ах пичяль) «заодно» стирало остатки семейного навыка из гномечьих бестолковок: сысыер совершенно всурьез претендовал на роль семьи, «зачем тебе маленькое убогое свое, когда вон какое хорошее большое Общее».
При этом всурьез надеяться на то, что раз у тебя Нищястье, то тебя от него Спасут, в сысыере было ровно так же глупо, как в нонешней Встающей Скален: интерес, он штука донельзя личная, а большой интерес не особенно склонен принимать в расчет мелкие интересики, ну что такое например желание жыть какого-то крохотного никому не нужного гномека против интереса миллионной группировки.
Но «было принято считать», что это не так, и многие, очень многие, привыкли к этому симулякру, — что «ежли вдруг чево, то уж где-где, а уж у нас-то Спасут», — ну а самые понятливые конешноже быстро сообразили, что чем больше орешь и размахиваешь порезанным пальчеком, тем быстрее всех заебешь и наверно таки да, именно тебя наверно Спасут. В том числе и тогда, когда пальчик порезан не так уж и сильно, либо не порезан вообще.
Если ты малолетка, и твой год рождения не начинаецо хотя бы с цыферки 196, у тебя не выйдет все это себе представить, но именно так оно и было, и было это тотально. Сие умное слово означает, что увернуться от такого хода было тупо невозможно. Нигде, совсем ваще нигде, кроме разве что турмы да дурдома. Можешь переводиться куда угодно, с богатой военной фабрики в какой-нибудь засратый леспромхоз, везде будет строго одно и то же, и выходом для простого гномека было только съябывать в совсем уж глухие ебеня типа Совецково района счастливого города Баку либо во столицу Камчатки, где пусть со своей спецыфикой, но жызень в целом ещо протекала в естественных человечьих берегах, ну или не так далеко от них.
Однако всем на наримановку не съябнуть, пресс был не просто жостким, а ты-не-представишь-каким, и в оконцове вышло так, что всего за три-четыре пятилетки Родина стала для своих граждан «ебаным совком», и сами они из бодрых и свирепых граждан СССР стали ниочомными стукачами, то есть как бы взрослыми людями, но с дерьмом в голове и с детскими повадками в бытовом поведении.
Оттудова это и у тебя, хотя ты ни дня не прожыл под кумачами, ведь именно такими были твои папа с мамой, а может уже и бабушка с дедушкой.
И это Мы тут не «перегибаем для пущей красошности», это Наше утверждение имеет одно полностью безспорное доказательство – тебя, ведь усилия судятся по результату, ни по чему другому. И коли в результате ихних жызненных усилий получился Вот Такой Замечятельный Ты, то с ними все предельно ясно.
У нормальных людей вырастают нормальные люди. А у них вырос Вот Такой Прекрасный Ты. А тебя хоть в рамку вставляй, до того ты Прекрасенъ, не просто обычное гавно без затей, а жырное, конченное гавно, с ахуеть какими понтами, с (конешноже) ахуенным Личным Достоенством, конешноже Мыслящее, и оттого Йаркое как дуговая сварка. Почасту, кстате, даже осознающее что именно гавно, а не что-то другое, и воняющее в этой связи особенно нажоресто. Да, Мы допускаем, что тебе (м.б.) и не очень-то хочется так наотличненько вонять, однако у тебя в бестолковке нету «а вот это однозначное западло, это я не буду хоть режьте», нету «а вот здеся полюбасу стопэ». Вот вдумайся сам: есть ли что-то такое, чего ты себе никогда ни за что не позволишь? Отвечать не требуется, вопрос даже не риторический, западла для тебя не существует. Тебе ничо не в падлу, ваще ничо. И, кстате говоря, кроме полного осознания себя и своих действий тебе ничо не поможет, ты такой навсегда. Без твоего осознания себя твой пездюк будет точно таким же, тока Ярче и хлеще. Даже в самом сказошном случае, когда например тов. Сутба возьмет именно тебя, да и проволокет по ряду жызненных тренажоров, на которых даже слепому становится чотко видно Чо здеся Как, без осознания ты не перестанешь быть гавном; «многочевоповидавшым гавном» — да, запросто, а вот нормальным и здоровым – нет, хуй. Тебе можно переломать все кости организма и в оконцове надрессировать до полной неотличимости от здорового человека, но без Сам Знаешь Чево ничо на свете не сможет сделать из жылкого кала здоровый мозг, плавно работающий на предназначенной ему смазке из самых годных понятий: без СЗЧ ты «ещо толком не жыл», а уже конченый.