ВЦВ разжымает

Стадо, оно как тупой подросток, оно не умеет оценивать обстановку, задумываться о последствиях своих реакцый, прикидывать сценарии своего ответа на изменения и подсчитывать цены их реализации. Оно всегда реагирует по факту: опа, да здеся кажется сладенько? Ой, а давайтя скорее сунем втуды свое жало! Ой, хорошо-то как, а дайте ещо! Ой, вавочьки!!! Наше жало кажется только что укусили! Выдернем же его скорее изоттудова!
Амеба, самая натуральная. Отнять-сожрать-посрать, а по краям шаловливые ложноножки. Ни ума ни фантазии, одни сплошные базовые инстинкты, прям как у личного состава две извилины крест-накрест: одна бухательная, другая ебательная.
Однако для жызни как-то хватало. Раньше такое прокатывало на ура, потому что вокруг все были такие же тупые, и соседние стада ровно так же ворочалися на своей лежке, откапывая себе корешки да пихая приборзевших соседей, и все чиста на автомате, не просыпаясь. Стадо, хуле.
Даже когда стада дружно поодели ся в экзоскелеты государств, продолжилось примерно то же самое. Ну разве что постепенно освоилась Великая Наука Спецыализации, до стад дошло, что хулиганистых комсомольцев надо двигать в самые дальние ложноножки, чтоб они хулиганили только там и только с чужыми, смирных в самую середку, чтоб оне клепали потомство и асфальтировали дорожки, а всех шибковумных, пробующих пролезти в серверную и поковыряться в настройках Самого Главного Ехешника, таких надо отлавливать да сажать на подвал, а то они Нарулют.
И только при реальной Нужде шибковумных можно вытаскивать да запускать в серверную, потому что когда случается Нужда, обычные цыклы «отнять-сожрать-посрать» почему-то перестают позитивно отражаться на суммарном весе колонии. Стадо чует, что когда Нужда, то барахтаться надо как-то иначе, не так как обычно – но как же именно? Хорошо, когда стадо помнит Прошлый Такойже Раз и запускает в свою серверную примерно таких же шибковумных, с которыми в Тот Раз все нормально кончилось. Но когда Нужда новая, стадо сидит в растерянности: вон давеча какие-то шибковумные так понимаешь и рвали ся к Рулю, может, им дать? Может, оне и впрямь знают Как? Только вот кого именно выпускать, ведь заархивированных в яйцеклетке шыбковумных у нас пицот тонн припасено, а ну как выпущу, да не тех… А! Была-ни была, выпущу сразу побольше, какие других пораспихают, вот те нехай и рулят, хуже-то вроде не станет, а ежели вдруг полегчает, то и выгнать недолго.
Это нехитрое соображение обрисовывает тебе основу и смысл любой культуры, потому как описывает взаимосвязь между жызненным опытом стада и измениями внешней среды, ведь культура ни что иное как осознанная часть стадного жызненного опыта.
Не знаю, дошло ли до тебя все значение и важность этого единственного по сути актива, коим располагает любое стадо, — да и знать не хочу, коли уж почеснаку, ты без этого жыл, жывешь и пожывешь ещо какое-то время, так что позволь какговорицо возложыть и продолжыть.
Как ты наверно начал догадываться, жызненные успехи стада определяются мерой сочетания в жызни стада культуры и стадного, тксссть Ума и Чуйки. Идеально, когда ни один из аспектов не превалирует (привет свежеупокоенному (за это самое как раз и упокоенному) третьему райху), тогда имеет место так называемая «синергия»: культура любит и постоянно штампует шибковумных, содержа их на очень коротком поводке, а в быдле поддержывает нужный градус стадной жызнерадосности, чтоб жизненноважная часть стадного-безсознательного не захирела без употребления да не отсохла за невостребованностью, чтоб она всегда была бодра и натренирована, понуждая гномеков ебать тока баб и тока в писю, выращивать одних только здоровых и румяных зверенышей, и сразу же отдавать их в правильный культурный гитлерюгенд, откуда стадо в любой момент может начерпать сколько ему надо для решения своих задач.
Все, что сей упрощонной схеме не соответствует, является отклонением от нормы. Например именно таким отклонением являлась РИ, где жалкая кучка выродков столь радостно лизала ноги чужым, что запродала быдляцкую пайку на несколько пятилеток вперед, оставив «свое» быдло в буквальном смысле выжывать на подножных кормах. Хруст француской булки был по сути свистом шомполов, на которых держалось все Обчественное Согласие, — ни на чом, окромя шомполов, не удержится согласие жрать лебеду, чтоб кто-то хрустел францускими булками. Понятно, что стадо, состоящее прежде всего из быдла и существующее именно для него-родимого, тут же выставило целую банду шибкоумных, искренне жаждущих «разломать тут все нахуй». Под такие многообещающие проекты добрым соседям грех не поинвестировать, так что соседские инвесторы с инструкторами не заставили себя ждать, и у комсомольцев получилося организовать хорошый, годный Празнек Непослушания, по итогам которого состоялась полная сбыча мечт: разломали все, причем именно нахуй. Стадо получило полный пакет комсомольского сервиса: зима, метель, трупы не убираются, хавать нечего, из развлечений только тиф да чахотка, и все время стрельба. Поглядев на рухнувшый график суммарного привеса, стадо сжалося в ужосе, отчего где-то глубоко в его ливере чота щолкнуло, и распоясанных комсомольцев прищучил Сам Знаеш Кто. Передавив дилетантов, Он воссел в серверной в одно собственное жало, и понажымал там кнопочки, настраивая Быдло-Ехешник, да настолько удачно его настроил, что стадо последовательно позакрывало все свои Нужды: послало нахуй всех кто лез за чужым хлебушком, научилося Тачыт Кэнджаль, вломило пиздов непонятливым, покрасило свою скамейку, устроилося на хорошую работу, наскирдовало жореков, да ещо заделало очень неплохой Задел. Понятно, что Великий Друг Погромистов немедленно «стал больше не нужен»: как только ежедневная пайка перевалила за два килограмма белого, быдло немедленно переобулось и предало – а чего от него ещо ждать, ему же стало заебись, и даже немножко более заебательско чем мечталось. До способности поддержать стратегию «превалирование культуры над стадным», когда нестрашно сыпать в кормушку да хоть два центнера на рыло в сутки, быдло чуточку недотерпело: нахуя, какие ещо нахуй думки, когда в день два килограмма белого, да ещо и шомпола не свистят. Эффект низкой базы, да. У конкурентов получилося, у нас Чота Не.
На сем какбэ все, но стоит немного добавить спецыально для надеющихся, что в Чреве опять Щолкнет: эти мохом поросшые дела давно минувшых дней больше не повторятся, потому что окошко возможностей для таких повторениев немножко прихлопнулось проклятой энерговооружонностью. По самым последним ноучьным данным, комунизьмы заводятся тока до 0,5 тонны условного топлива на рыло в год, ну до тонны, а начиная с 4,5-5 не заводятся даже с толкача. Так что с комунизьмами повезло дедушкам, ведь у них все было как-то уныло и нединамичьно, — а то ли дело будет у нас. У нас же нонеча не как давеча, у нас девять десятых популяцыи привыкли жыть строго на бесперебойной подаче всяких Благ из никогда (вдумайся, совсем никогда, даже В Войну) не пережымавшегося Волшебного Шланчека. Несколько поколений выросло на сем Шланчеке, несколько (ещо разок вдумайся) поколеньев, полностью привычных к мокрым кранам, теплым батареям и булкам в булошных. У нас теперь очень Продвинутое, даже местами Цывелезованное стадо, где самое распоследнее быдло считает своей главной задачей «пристроить сыночьку на хорошее место», ну типа чтоб нихуя не делал, а из Шланчека посасывал, причом «нихуя не делать» тут будет даже поважнее чем Шланчек.
Давеча наоборот, давеча девять десятых были привычны суетиться за себя в практическе полностью самостоятельном порядке, ну там дров на санях подвезти, опару поставить, и в Празнеках Непослушания участвовали постольку-поскольку. А вот нонеча хуй, нонеча ВСЯ (вдумацо непредлагаю, в такое нарошно невдумаешся, тут помогает тока Страшнэ Сонъ) популяцыя НЕ СМОЖЕТ остаться в стороне от даже чуточку намеченного Празнека. Да ты и сам вполне способен оценить привычность своих любимых односельчан к самостоятельному решению своих жызненных вопросов: если ты не совсем уж конченный мудак, ты наверняка уже заметил, как прижатый на смешные проценты Волшебный Шланчег вызывает в них нешутошное бурление говн. Им всего-то сделали бензик чуть подороже, а оне уже чуть ли не всурьез надувают щочки, и ходят бухтят (покашто себе под нос) всякое-непотребное, их уже не радует ни Крымнаш, ни Лемпеяда, ни даже сурьезные шансы в самом ближайшем будущем поучаствовать в финансированьи Сахалинского Моста. А подыми им бензик раза в два, и чо? А в три? А ведь вполне вероятно, что придется. И не тока бензик, но и просто пожрать. При том, что теперь у нас теперь едва ли не в кажном уезде такназываемые «опасные производства», а в некоторых и особо опасные, да ещо полный погреб ядренбатонов для полного Щастья.
«Не, братцы. Пулемета я вам не дам» — и хрен какговорица чо возразишь.