Веник как воля и представление

«Но труд все же делает из обезьяны человека, и пездюки, приученные жить с дохода за нихуянеделанье, сами станут каменными жеппами на пути следующих, пусть не моих, но наших. Оно бы и ладно, пусть следующие себе смекают, но если говорить конкретно, то аз походу слил уже этот забег за щастьем, и дать детям такие понятия уже не в можах. Меня учили: работай, повышай квалификацию, становись спецом, будь нужным, не будь барыгой, делай свое, не лезь мягким пузом.»

Труд ничего из никого не сделал, это марксизм так старое доброе христианство перетолковал, а человек никогда не был обезьяной. Он всегда волен ею быть, часто так и делает, но в такие моменты человека и нет. Ну это мелочи.

Этика у каждой варны своя, но работают они все, а концепт труда ограничен по-разному. Для гномека труд — служение, а рабочее место — храм; соответственно свято и мастерство, и порядок на рабочем месте, и главное — ценный конечный продукт, то есть результат труда, за который готовы платить другие люди. Больше ни о чём печься не надо, и даже «лучше не надо». Целью деятельности является удовлетворение спроса, а не доход, доход есть средство обеспечения этой деятельности. И всё, сделал — и забыл, гуляй домой. Отсюда и этика «работай, повышай квалификацию, становись спецом, будь нужным, не будь барыгой, делай свое».

Как видишь, деньги на этом уровне «крышка», но если ты выполняешь требования варны, один из твоих (в норме — с пятого здорового, у полноценности всегда приоритет перед вариативностью) детей родится на тот уровень, где они — «дно». Однако если ты не накопишь ему излишков ресурса, ему нечем будет оперировать, когда придёт время активировать свои вайшьиные качества. Для него и труд будет выглядеть совсем иначе, и деньги, и время. Соответственно, святы будут сроки, обязательства, центы и проценты. А если накопишь и бездумно передашь шудрёнышу, из него выйдет один из тупых мажоров, которых мы наблюдаем вокруг в изобилии. Выше деньги вообще «казённые», даже когда частные, и выглядят ещё раз иначе.

Это всё нас не касается, мы у себя на птичьих правах, живём из милости чужих, и всякими хитроумными способами и самоограничением копим хотя бы на автономность. Если всё удачно, добываем дальше материал для кораллового рифа своей семьи. Чтобы сменщикам было чем работать. И с этим проблема, потому что у тебя я вижу очень знакомое отношение «барыги деньги фуфуфу гитлергитлер», известное среди раввинов как «Васе не надо денег». Отношение — то бишь маркированная эмоцией значимость — настраивает твой гиппокамп так, чтобы ты просто проходил мимо любых нетрудовых доходов. Точно так же, как проходишь мимо полок с соленьями, отправившись в магазин за тортом.

Разумеется, твоё отношение — твоё право, и раввинат ВЦВ рекомендует лишь удостовериться, твоё ли оно. Нам кажется, что заботиться о своих можно только за счёт вреда для других своих, а жрать людей западло. Первое не обязательно, а второе неверно, жрать западло только своих, а питаться вообще не западло, если есть обмен. Сомнения от того, что чувство меры у нас аккуратно ампутировано и даже не болит, и с этим ничего не поделаешь.

24 комментария

  1. /задумчиво смотрит на график интенсивности проповедей, затем на динамику в банк-клиенте, переводит взгляд наверх под купол, где витает Духъ Церквы сей/ эта, Ваше несвятешество, имеет место несоответствие, прихожане скурили уже кучу проповедей, ладана, а крайний раз зачислили четвертого дня. /вздыхает, вспоминает Пророка добрым словом, ВхП/.

  2. / записывает в тетрадку рыба 2 сига, злобно смотрит на Братца Финансиста, в куда слать? На деревню дедушке ? Или в Хуяндекс с его ебанной Алисой затаскать ?/

    1. /смотрит со всем уважением/рыбу, бутылку с хвостом, и икру отложи, потом сам зеберу, /воровато озирается/, а в хуяндекс зосылай как обычно, ты вродь не жадничал и «хабаровск» каждый месяц закидывал или это был не ты?

        1. /шыпит/ яж обьяснял, мне палевно магарычи с прихожан собирать, пока палевно. Вот освоимся, Шорлотана подсидим, стану в доску своим, вот тогда да, а пока пусть полежит.

            1. / тихо подкрадывается к телеге пока ни кого нет и грузит в телегу, листовки Навального и отчеты ФБК/

              /отбегает, делает вид что просто прогуливается уходит /

              / пишет донос:
              Как мне стало известно…/

              1. ААА! Дяденьки в кудой вы меня тащите, нинада!Ой! Ай!
                /кубаремъ вкатывается в ведомственные конюшне, вставъ и отряхнувшись, смотритъ угрюмо и недоверчиво на протянутую не очень вежливыми дяденькаме лопату и кучу говенъ/
                Дяденьке мну стока не серилъ!Ой!Ай!
                /втыкетъ лопато на полный штык/
                Навальнэ нашъ призидентъ!Ой!Ай!
                /беретъ больше кидаетъ дальше/
                говорила мне Мама, не выебывайся!
                /втыкаетъ на штык, добиваетъ ногой/
                /начинаетъ быстрее работать лопатой и куча говенъ быстро заканчивается/

              2. Благодарю васъ добрые дяденьки, мну все понелъ! Братья гномеке, заклинаю васъ, не повторяйте мои ашипке!
                /неистово пишетъ на бумашке не остонавливаясь:
                как мне стало известно подставы и доносы запдло и отстой дажы в интырнете/

              3. /в ужасе наблюдает за происходящим, истово осеняя себя знаком всеобщего/ опять меня пронесло, до чего же милостлив ко мну Духъ Церквы сей. /дает обет молчания ровно на месяц, исключая по рабочим моментам/.

            1. /потирает руки/ дайте мне тогда допуск к закрытому файлу личного дела Копетана, посмотрю контакты его и свяжусь, а вообще чо мелочиться, ко всем файлам прихожан допуск дайте, я им жировки буду рассылать, а то не все проникаются. /тоже помнит про обе две банки с икрой/

              1. Так вторая ж банка то вроде недоказана?

    1. Тут ежели за что благодарить, так за нерядовую делекатность. Равви просто сказошно добр, тогда как Мы не удержалися б и от куда более прямых формулировокъ.
      Впрочем, как вышло, так и Хорошо.

  3. /дэжавуирует/ Вот и мамка мне, бывалоча, сказывала: Не твоё — не бери!
    По сию пору закладочка вызывает сбои в ганглии, хотя казалось бы — бери, ташшы, топчут ведь не глядючи и в говны оброщаютъ! Так-то оно так, во токмо без анализу (а так ли оно?) окружающих антиресов (а не тянетцо ли паутинко от ништяка вооон в ту, безмятежную вроде рощицу?) с виду незаинтересованных лиц цопать вродебы ничейный ништяк — это такое себе розвлечение. Тут без семьи никак. А вся семья пока — куча баб и я. Такшта, сторожась нужно, с опаскою. И жалательно — с планом «Г», ежели первые три вдругчо.

    1. / пьёт кофе с сигареткой, буржуйской которую Шелленберг любил/
      Гномик что ты нам мазь втираешь? Тебя вона сколько стало, и Братан с телегой, телега ему зачем ? Братан ещё при должности со звездой! Ещё есть второй Инквизитор. Шарлатанству мера нужна, не находишь?

      1. Насъ так то в семье семеро, во тока Неуёмнэ Гномека среди нас нетъ, но он все равно нашъ троюроднэ братег по имени, если конешно жэ не провокаторъ.
        А телега нужна штобы в пробкахъ стоять, а вотъ ты эта если вдруг решишь, чесна не знаю зачемъ, перестать быть тупым задротомъ и заняться реальным деломъ, приходи в шорлотанскую, выдадемъ тебе струментъ, сможешь делать всяческие тюнингхе, ну там подсветку из неОнъа али облучки кожаме обшивать, а то так и будешь навозъ на ведомственных конюшняхъ убирать.

          1. Ни секунды не сомнивалися, что тебе есть чем заняцо, а то что ты взываешь к намъ, через кажный вопль свой, под каждой проповедью, дык это не то о чем мы подумале и все совсем не такъ! Так что лучшеб тебе лишний разъ не поминать гномековъ в суе, а то еслечо фугасъ не спосет, разве што пиздюки с отчаяно прокачанныме навыкаме фехтования, те да смогутъ, и мы есле чесна сами ихъ немножко побаиваемсо, ну на то оне и дартаньянцы, штобы везде и всюду скакать в своихъ лосинах и махать шпагаме. чмоке!

Leave a Comment