Записки для Пророчьего внучека

Самое трудное в жызни понимание касается дураков. Это понимание всегда недооценивается и всегда плохо заходит, а ежели таки заходит, то совсем никак не ложытся и удерживается на своем месте только волевым усилием. Это понимание никогда ни у кого не встает на автозапуск, раз и навсегда избавляя своего носителя от соответствующих заботушек, оно никогда не интегрируется в твою винду, ты всегда будешь вызывать и использовать эту приладу только сам и только ручками – и часто тупо забывать об этой необходимости. Что ж, очень жаль, ибо весьма заметная доля твоих ещо неотпоротых косяков будет так или иначе касаться данной предметной области: «Ну не мог же я предположить, что они НАСТОЛЬКО тупые!!!»
Мог, бро.
А они именно Настолько, да. И это ещо далеко не предел их Возможностей.
И ты был обо всем по курсам.
Ведь ты ещо ХЗ сколько лет назад прочол этот текст, в котором Я внятно и понятно все тебе разжевал.
Так что и мог, и был обязан.
Ты заранее знал все что нужно, но с тобой, Я вижу, все опять Как Обычно.
Ну чо с тобой делать, отожмись трицыть раз и падай, будем повторять, пока ты дествительно все не выучишь.
Дураков среди твоих знакомых абсолютное большынство, это какбэ в хорошем случае, а так как хорошые случаи в жызни случаются очень нечасто, тем более с тобой, то скорее всего дураков вокруг тебя ровно сто процентов.
Если тебе всурьез кажется что Не, Это Чота Мнекажецо Переборчег либо Дадад! Точно! Так Оно И Есть!!!, то у тебя есть повод к большой и чистой радости: сам ты тоже дурак, в первом случае обычный нормальный, а во втором т.н. «феерический». И это для тебя вовсе не плохо, а очень, очень хорошо, ведь в своем повседневном быту ты не столкнешься с целым классом проблем: тебе не надо будет учиться взаимодействию с дураками, и платить за это самым ценным своим имуществом, а именно временем своей жызни, коия у нас от веку и Коротка, и Обосрана. Скажу боле, вокруг тебя будет не так уж и много дураков, вокруг тебя всю твою жызень будут одни обычные нормальные люди. Будучи даже тем самым феерическим дураком, ты достаточно быстро освоишь все ихние коммуникацыонные протоколы, потом чуток поработаешь над ошыбками и твоя жызень пойдет-покатится как ей и положено, то есть со всеми обычными нормальными радостями и обычными нормальными пичяльками, — и единственное огорчение, с коим тебе предстоит столкнуться, это та неизбежность, с которой твоя обычная нормальная жызень завершится не каким-то другим, а именно дурачьим результатом – как ей и положено. Под самый занавес до тебя (неизбежно и с садистически ясною Ясностью) дойдет, что за всю незаметно истекшую жызень ты ни одного дня не занимался своими собственными делами, важными именно для тебя и именно в этот раз (при том, что Были Все Возможности), и оттого в оконцове (совершенно неожиданно, хотя Все Вродебы Шло Нормально) вышло как-то так, что твоя жызень оказалась потраченной на всякую поебень, абсолютно чужую и лично тебе ни во что не упершуюся. То есть оказалась тупо тобою просрата. Как ей и положено, да. Впрочем, в твоем контракте с Мiромъ «вы мне бездвоздмездно Полимеры, а я вам Гавно и Ущербы» сие не более чем дедушкина оговорка, ведь ты очень, очень наврятле (ушповерь Мне) сможеш выйти на те объемы, с которых она начинает иметь какой-то практический смысел, и тебе по гамбурскому счоту на все на это насрать и забыть, так что на твоем месте будет хорошим выбором именно так и сделать: насри и забудь.
Важнее для тебя (чем раньше тем лутше) понять куда более практическое и приземленное: само по себе существование дураков не хорошо и не плохо, дураки просто есть, и ты жывешь среди них. Счастливы вместе, да. Хорошо ли тебе среди них жывется, зависит совсем не от них, а от тебя самого, а именно от развитости твоего навыка более-менее точно оценивать вес дурачьего риска, ВСЕГДА присутствующего при любом твоем действии, подразумевающем чье-то участие либо безучастность. То есть в любом твоем действии обязательно участвует огромный творческий коллектив самого разного дурачья, и успех любого твоего дела прямо зависит от полноты твоего осознания данного факта.
Если ты дурак, то твои прикидки будут всегда либо впритык, в результате чего процент успешно завершонных дел будет ниже плинтуса, либо ты станешь перезакладываться, в результате чего так и не начнешь ничего делать, ибо из-за огромных значений дурачьего риска любое дело начнет казаться изначально провальным. Так оно, кстати говоря, и есть: дурачий риск не просто велик, он поистине запределен, всегда и везде, со временем на любой орбитальной станции находится дурачина с перфоратором, решивший лично поглядеть, а не врут ли ему про ацкий вакуум за бортом. Однако, как видишь, жызень вокруг тебя не останавливается, люди постоянно что-то делают и порой у них все получается – несмотря на то, что Пресловутые 95 % все время гадят им под руку, — или, что ещо хуже, подходют Подмогнуть: «ачо, я ж как лутше!!!».
Пока ты связываешься с дураками по простым вопросам, завершающимся в один-два хода, дурачьи риски вполне поддаются контролю и регулированию, но стоит только чуть вырасти требованиям к насыщенности протокола взаимодействия, как дурак тут же находит способ Блеснуть, и всегда выберет для этого Наиболее Подходящий Момент. После каждого такого случая (хотя какой это «случай», это тупо закон природы) ты каждый раз даешь себе Самое Последнее-Распоследнее Торжественное Обещание что уж на этот раз ты уже точно все понял и Теперь Уж Точно Больше Никогда.
Однако никого окромя дураков вокруг тебя нету и не будет, и это Распоследнее Обещяние ты дашь себе ещё не раз и не два, ведь каким бы ты ни был умником, ты не более чем дурачок, ведь согласись, что глупо обижаться на цену билетов, коли уж залез в трамвай: раз уж не хочешь бытеньки дурачком, тогда и не катайся с дураками на ихнем дурацком трамвайчике, он все равно не привезет тебя куда тебе надо, туды не ходют ваще никакие трамваи, и уж тем более дурацкие.
«Да не удивляется последствиям всякий добровольно согласившыйся», ога.
И знаешь чо, Азъ почему-то уверен, что научиться не терять на дурачьем факторе у тебя так и не получится, — до тех самых пор, пока ты не освободишь ся от въевшейся в мозг химеры о т.н. «равенстве». Нету никакого равенства, а есть человеческие существа, рождающиеся разными и для разного, и в 95% (кстати говоря, это дурачья оценка, по факту ровно 100) случаев оне именно дураки, от которых надо ждать дурацкого в любой момент, какими бы «да вроде вменяемыми» ни казалися тебе ихние движения. Такшта когда смотришь на какбэ вменяемого дурака, не впадай в иллюзию и помни как отче наш: это он только сейчас типа в себе, ведет себя разумно и от человека не отличается практически ничем, но пройдет пять минут, и Природа полезет из него наружу, неизбежно полезет, причом сразу ведрами и прям тебе на калошки. Вменяемые движения дурака никакой не «пробивающийся» разум, разумы никуда ниоткудова не «пробиваются», они или сразу есть, или нету и не будет, а какбэразумное поведение дурака не более чем результат дрессировки, точно такой же как у цырковых медведей, только чуток посложнее. И без постоянного подновления этот результат рассасывается, сказошно быстро, не оставляя совсем никаких следов. Хочешь от дурака устойчивой имитации разумного поведения? Не вопрос: просто постоянно занимайся его дрессировкой на протяжении всего нужного тебе временного отрезка, вот и все. То есть пори его всеми доступными тебе способами, часто, много, строго вовремя, не пропуская ни одного косяка. Не хочешь? Ну чо, дело твое: дурак он потому и дурак, что не может вести себя сам; следовательно, он будет вести себя либо соответственно твоей руке на загривке, либо соответственно своей собственной природе, ты в курсе какой именно. Помни о сем, и даже не пытайся обращаться с дураками как с людями, от этого не будет хорошего ни тебе, ни тем более им самим.
Все главное на сем закончено, а технических вопросов касаться не станем, слишком уж сия техника изобильна да неповторяема для различающихся входящих, главное в обращении с дураками просто помнить о том, что тебе жевалося в целом. Если ты будешь это помнить, то сможешь хотя бы в половине случаев заставить себя обращаться с дурачьем чотко соответственно, как к своей, так и к ихней пользе. Однако притом даже не надейся один раз научиться и боле никогда не иметь означенных проблем: необъятного дествительно не объять, дурачина поистине Безбреженъ, и потому даже очень прохаваные парни обжыгаются на дураках до седых еицъ, предстоит это и тебе. Избежать этого ты не сможешь, и вовсе не оттого, что любой умник тоже дурак, а по совершенно иным причинам, поминать о которых в этом коньтексте совершенно излишне, да и знакомство с ними никак и ни в чем тебе не поможет.
Впрочем, кроме тебя самого, тебе ничо никогда и ни в чем не «поможет», можешь Мне поверить.

ЗЫ Чиста ради прикола попробуй перечитать данный текст, вместо «дурака» и производных всякий раз подставляя «гнилой, гнилье» и т.д., понаблюдай, как незначительно при этом изменяется смысл. Ну а как убедишься, что «да, дествительно, порою чуть ли не дословно», тут же и призадумайся, а отчего же так мало различны посадочные размеры таких казалось бы разных понятий.