Kavum implenz experienzia

У множества народов в жызненной практике (опыта каковой у бярезовых и следа не осталося) сложылся и успешно применяется примерно такой подход: вот например на раене явила ся (без разницы как именно) некая семья, и через время папа, не будучи мудаком, осмотрелся и заметил, что за поляной вокруг маломальски присматривают.

Это первый фильтр, мудило никогда ничо не заметит и всю жызнь прожывет как в пустыне. Даже если ему с малых лет говорилося обо всем об этом практически открытым текстом.

Зато здравый папа тут же пробивает и второй фильтр, ибо сразу осознает для себя пару главных вещей: во-первых, раен не ничейный, и это очень хорошо, а во-вторых лично для его семьи было бы очень правильным решением немедленно прислониться к местному Опчеству, потому что двигаться с Опчеством намного лутше, чем в одно свое коротенькое мяконькое жало.

И само собой оказывается перед третьим фильтром: как его семья выглядит со стороны на более-менее протяжонном отрезке времени.

Если на протяжении какого-то времени снаружы видно, что с семьей все более-менее нормально, и семья устойчиво держыт ся во Согласии, то на пятый либо на питнацытый раз этому папе все-таки ответют на вопрос «А я вот тута заметил что у нас на раене делается общеполезное, дык вот тоже хочу как-то поучаствовать, с кем бы мне об этом лутше покурить?» — четвертый и пятый фильтры, как ты догадался, «сам захотел, сам сообразил к кому именно, и сам подошол – или не захотел и не подошол», ну и «сочли целесообразным содержательно ответить или же не сочли и сделали Изумленныя Глазки».

Заметь, как бы ничего нарочитого, все как бы само собой, а тем не менее уже куча этапов отсечения мудачья. Именно так всегда и выглядят по-настоящему древние техники, относящиеся к культуре в изначальном значении термина, отметь себе это. Древнее отточено множеством повторений до полного совпадения с генетически предопределенными моделями, и оттого древнее всегда простое как палка, его применение всегда незаметно со стороны и оно всегда чотко работает, выдавая в оконцове полностью понятный и совершенно однозначный результат.

И тока успешно прошодшый всю эту фильтрацыю Вродебынормальный Папа встретицо с явным кастенгом, то есть с ним разок или несколько просто побеседуют. Поначалу в чистаустановошном никого ни к чему не обязывающем порядке, «откуда сам / чьих будешь / чем ваще дышыш / намерен ли жыть тут дальше», то есть делекатно поинтересуются о том — о сем, по итогу ничо конешноже не скажут а просто пожелают хорошего дня.

А уж потом, если за папой ничо особокосячного не обнаружытся, папе позволют Занести и сообщат жалательный графек дальнейшего Уделения. Ну и соотвецтвенно опять на него поглядят: а как заносит, чо при этом показывает, чо наоборот жалает непоказать. Оценют глубену странгуляцыи от жабских клешен, поинтересуются а не надо ли ему например какихта Расписок, а то вдруг может надо, — ну и полюбуются как он станет жыть уже Уделив: а не зачешецо ли ему «Узнать Куды Ушли Мои Бабки», не захочется ли ему в этой связи Иметь Какието Права и тагдалее.

Сам понимаешь, ежели папа допускает в поведении хотя бы легонькие намеки на ужымку в популярном ныне духе «Яжбашляю!» — то в лутшем случае его позицыя в Опчестве останется такой навсегда. Он будет только Уделять на опчественное и видеть результаты опчественных движений. Хорошые и полезные для его семьи.

Впрочем, такое место является основной позицыей для подавляющего большынства движущихся с Опчеством, на получении отношения к опчеству все опчественные амбицыи подавляющего большынства пап заканчиваются навсегда. И нет, это даже не близко к понятию «неудачи», иметь отношение к Опчеству есть самоценность, ведь обеспечиваемых этим отношением Плюшек иначе никак не получить.

Но чиста заради полноты сообщаемого отметим, что в Опчестве можно ещо и иметь положение.
Не просто иметь к Опчеству отношение, а ещо и положение в Нем самом.

Так именуется ситуацыя, когда Опчество не считает для себя излишним помнить о конкретных интересах какой-либо отдельно взятой семьи и находит целесообразным учтение этих интересов при планировании своих мероприятий.

Например ежели папина прописка сложыцо чуть иначе, то со временем такого папу подтянут поинтересоваться чем-нибудь для Опчества в рамках его компетенции. Например позовут попить чайку да и промежду прочим зададут вопрос, а не в кипеш ли тебе например оставить без сигналки склад нумер такой-то у себя на работе, а то б нашы пацанчеки подъехали бы вечерком на фуре да и нагрузили б в опчественную пользу чуток всяких неликвидов.

Это может быть просто пробивка, защолкает ли у папы очько, ну и какой примерно влажности окажется это щолканье. То есть пробивка, проводимая чиста чтоб посмотреть, про кого именно он скажет «у нас», Опчество ли для него «мы», или же корпорацыя, в которой папа трудоустроен, ну и ещо всякие такие нюанцы.
Первая реакцыя, она ж безценна, особенно когда вот такой раздражытель, и на нее обезательно надо поглядеть: а ну как папа прослабнет в коленках и замашет ручками, типа штовы-штовы, это ж чуть ли не уголовщена, а у нас тама такие знаетеле строгости! А ежли вдруг чо пойдет нетак? А ежли спалимсо? Меня ж уволют! А то и посодют!

И ежели даже оно не кончицо истерекой, даже если нерешытельный папа потом передумает и придет доложыть что Всетаке Согласен, то конечно Окажется, что есть мнение опчественное мероприятие лутше покашто отложыть или ваще забить и не вспоминать – никакому Опчеству не надо чтоб с нервами, любое Опчество полюбляет когда все спокойно и осознанно, когда всем все понятно и все со всем согласны. То есть нервному нерешытельному папе незачем иметь в Опчестве какое-то положение, ничего хорошего нервные папы на положении Опчеству не принесут, за тыщи лет это проверено трилеарды раз.
Или может выйти совсем наоборот, когда папа тока заслышав про фуру прям в бой кинецо, типа о! классно!! адавайте!!!, а ещо и вон там можно ухватить, и вот там ещо, и почему это тока одну фуру подгонять, давайте уж сразу три!!!
Таким тоже не дают положения, сам понимаешь по каким причинам.
Положением наделяют тока ровных.
Таких, по которым видно: а папа-то по ходу без большых сквозняков в личной фляге, по ходу он точно знает чо почом, зачем евоной семье то или это, а значит, примерно понятно, какого выхлопа от него можно уверенно ожыдать. А какого скорее нет чем да.
То есть для ясности такого ровного папу можно пригрузить какой-нибудь опчественной пичялькой. Ну и поглядеть лет несколько, не станет ли папа лениться или того хуже пытаться прихватить на свои могучие плечи ещо какую-нибудь Нагрузку – а то ведь нести опчественные пичяльки всегда почему-то до того выгодно, что прям хоть РАБоту бросай.

Когда такой папа показывает, что годы идут, а ни похуизма, ни жадности в папиных движениях все как-то не вылазит да не вылазит, то сие означает, что для Опчества есть смысел доверить такому папе положение.
Не потому что Он Хорошый, нет.
Опчество не награждает, никого и никогда. Если какому-то пассажыру Опчество дает положение, то делается это чиста заради того, чтоб припрячь достойного к вывозу каких-то актуальных опчественных заботок.

Например потрудиться в должности куркового и подержать Общак. Или даже немношко побугровать — ну, если оно конечно Опчеству оно надо, потому что бывает так, что спецальной работы именно для Бугра у Опчества нету, то есть никакой Бугор Опчеству просто не нужен.
Но коли нужда присуцтвует, например в связи с некоторыми видами внешних угроз или в связи с резким сокращением кормовой базы, то примерно вот так в Опчестве подымаются Бугры. Они нужны не чтоб «Править», а чтоб осознавать все вот эти простые вещи, глядеть кто чем дышыт и понимать за других чо от кого можно ждать, кого лутше держать подальше от важного, а кому давать положение и ставить задачи.

Про таких никто никогда ничего не знает, а ежли кто об чом-то и догадывается, то ни с кем ни под каким видом не делится своими догадками, ибо болтать об таком даже сам на сам под одеялом есть осознанное причинение Опчеству непоправимого ущерба, то есть один из тягчайшых косяков для любого имеющего отношение.

5 комментариев

  1. Решения в обществе принимаются коллективно? Или решения принимает тот, кто в этом обществе главный? Какой у общества есть механизм защиты, если принимающий решения решит что-то не то?

    1. В обществе решения принимает Зогушка, коий и является обществом.

      В людских опчествах везде по-разному, чуть позже Церква конешноже коснецо сей предметной области.

  2. Выкурил тему, прикинул на себя, долго думал и не нашел никакой выгоды жить в том самом обчестве на этих условиях. Здоровый эгоизм и ограничение зоны ответственности и интересов своей семьей выглядят удобнее, выгоднее, практичнее, безопаснее.

    Участие в общественной движухе, да еще и занос в нее, да еще и без обозначенной ответсвенности за потраченное, выставляют человека попросту лохом. Терпилой. Прежде чем что то дать, надо поинтересоваться куда оно пойдет и надо ли тебе это. И что ты с этого будешь иметь. И как изменится твоя жизнь в лучшую сторону с даже одного рубля, потраченного на «общественное»
    Если твоя жизнь и жизнь детей в лучшую сторону не изменится, то нахуй это Общественное. Примерно так я и отвечал всем, кто иногда приходил потрогать меня за вымя, насчет Обчественного. Я их не искал, сами приходили. И главное, потом опять возвращались. Денег то хочется.

    Второе, живу давно, нигде и никогда не бывает такого чтоб кому то дозволяли, значит, поучаствовать деньгами. Те, кто собирает деньги всегда бегают за теми, у кого они хотят деньги взять. Это жизнь, так в любой стране.

    На первый взгляд описанное в статье Опчественное выглядит мутной движухой вроде всяких навальнистов или арбалетчиков квачкова, к которым не то что прислоняться, а длинной палкой трогать не стоит.

    Лучше б новеллы про Паньку…..

Оставить комментарий