Поручения. Другая сторона прилавка

Для находящихся при положении вопрос опчественных поручений выглядит совершенно иначе, нежели для имеющих отношение. С ихней стороны прилавка такие вопросы всегда выглядят гораздо проще и жощще, ибо с той стороны прилавка очень чотко видно: у сюжета «к некоему пассажыру подошли и сказали что надо Вот Это, а он в отказ» есть тока одно правельное развитие – пассажыр плохо спит пару ночей, ворочаецо и думает, а потом отзванивается и переобувает себя в правельные чоткие кеды. Ну и соотвецтвенно продолжает уверенно шагать в светлое будущее вместе со своим родным колхозом.
Никаких других хорошых путей развития у этого сюжета нету.
Это потому, что вопрос опчественной нуждишкой вовсе не есть вопрос нуждишки, она будет закрыта полюбасу, не тем так другим; для того, кто не поспешыл склониться перед Опчеством, это в первую очередь вопрос евоного статуса.

Не, если все сложыцо Хорошо, этот пассажыр скорей всего так и не узнает, что после получения отказа Опчество долго сомневалося в евоной годности, и внимательно отслежывало евоную жызненную динамеку: а понял ли он, что Вот Так низя, в смысле ваще низя, совсем низя, никогда и никак? А точно ли он это понял? Чем же конкретно он обозначил, а затем и подтвердил обретение сего понимания? А если он таки понял, то не забыл ли он к сему дню о некогда понятом, нет ли у него в бестолковке на данный момент некоторой Лехкости относительно данных момэнтов? То есть на данный момент он кто конкретно, он «ошыбшыйся, но понявшый и поправившый свою ошыбку», или же он «продолжающий находиться в некоторых заблуждениях насчот можно и ненада»? Если он таки реально чота осознал, то в достатошной ли мере и полноте? А не прикидываецо ли он, не лепит ли он до стены горбатого, не гонит ли беса? Не просматривается ли во его движениях потаенного жалания халявно заехать в рай на натруженном опчественном хую? От сердтца ли твое уважение, Бонафаччи?

То есть, тута стоит понимать: пока Опчество (в лице тех, кому положено пичялицо об таких пичялях) пребывало в (совершенно закономерных и полностью неизбежных) Сомненьях, отказавшый Опчеству пассажыр имеющим отношение не являлся.
Да, пока по нему была неясность, своего статуса он не терял, и имеющим отношение к Опчеству он оставался, все так. Но оставался чиста формально. До выяснения, какая именно с ним выйдет ясность, хорошая или нехорошая.

Стоит понимать, что вот так не только в одном лишь Опчестве, так оно с любым персональным статусом, всегда и везде, в абсолютно любом коллективе стайных падальщиков. Любой стайный статус, он всегда феномен немношко шредингеровский, одно дело чо за тебя объявлено, и совсем другое – чо за тебя при этом думают те, кому положено думать об всяком-таком. Ты на полном сурьезе можешь считать свое место железобетонно твоим, а по факту ты мигаешь в своей колонке Реестыра, и поэтому уже давно идет техподготовка твоей потраты на какую-нибудь опчественную нуждишку. Заметь, это все вовсе не из-за того, что «Опчество чересчур суровое», нет. Из-за твоих собственных движений.

Опчество же не мама, и сопли твои вытирать сроду не подписывалось. Расшырять твои возможности – это да, это стопудово, а вот сопли таки нет. Стайные падальщеки сбиваются в Опчества вовсе не затем, чтоб окружыть тебя своими заботками, Опчество предназначено строго для одного – для обеспечения стабильного и безопасного прироста ежедневного сбора падали. Поэтому во взаимоотношениях семьи и Опчества крайне жалательна полная ясность, а во твоей автопрезентацыонной справочьке, предназначенной для твоего Опчества, не должно иметься ни одного даже слегка мутноватого пятнышка. Не говоря уж о сочных пятнищах свежых залетов.

Понимаешь цену ясности и чоткости? Да, во взаимоотношениях с Опчеством это наверно самое важное. Во взаимоотношениях со своим Опчеством нету ничо дороже, и ни «мелочей», ни тем более «простительного» в таких вопросах не бывает. Чуток, совсем чуток заблядовал – и все. Или ваще все, если цена вопроса оказалась критичьно высока, сразу и навсегда, или вот так – ходишь спокойно, жывешь себе в обычном режыме, ЗНАЕШ ЗА СОБОЙ, — а случись чего сурьезного, и ничо по факту за тобой и нет. Ну в каком смысле «нет» — тебя конечно никто с поляны высажывать не кидается, всеми Плюшками пользуешься как обычно, и даже случись у тебя какая-нибудь стандартная пичаль, как Опчество тут же дежурно впрягается и все разводит, как для всех.
Но в списке ты мигаешь, по тебе есть неясность.
Прописан как имеющий отношение, но на тебе щолкнули правой кнопкой, да так напокашто и оставили. И обратно в стабильный статус не переведут, пока полная ясность по тебе таки не настанет, либо та, либо иная. То есть до той самой поры, пока ты не напоказываешь достатошное количество таких поступков, из которых всем заинтересованным в сем вопросе не станет видно: да, парняга в целом не гнилит, да, было дело быканул разок, но тут же окстился, понял что в бездорож погнал, сумел поправиться, закрыл пробелы в своем понимании простых вещей. Вопросы к нему если когда и были, то к сему дню вроде как поснималися, по крайней мере евоная повседневная жызень это устойчиво подтверждает. Полного доверия к нему конешно уже никогда не будет, это понятно. Но и каких-то вопросов к нему на севодня нет.

То есть ты понел – даже когда ты перестал мигать в своей колонке Реестра, память об этом никуда не денется, уже никогда. Ну, не совсем никогда, а пока те кому положено обо всем этом пичялицо да помнить, остаются жывы, при делах – и при памяти о твоих уже давнишних залетах. Такшта даже на пездюка твоего скорей всего немношко да перейдет, тамушто это же твой пездюк, а не чей-то. Немношко, чиста во избежание, — но перейдет. Минуса со старта за ним конечно не будет, но этого минуса не будет тока чернилами. А карандашыком чиста для памяти – да, скорей всего будет. «А, это ж евоный батя как-то раз какие-то позы пробовал пообозначать? Нуну. Надо бы к этому присмотреться, а то знаетели яблочьки и яблони никто покашто не отменял.»
Так оно вовсе не оттого, что эти гады такие злопамятные, так оно потому что вот такая уж заботка у всех тех, кто пичялицо о безпичяльной деятельности коллектива стайных падальщеков. Им иначе тупо никак, ясность должна быть, точка. По кажному, самая полная из возможных, чтобы Опчество не Открывало Новое при малейшем изменении влажности воздуха. Вот поэтому у всех без исключения пичяльных парней не какое-нибудь иное отношение к таким вопросам, а именно вот такое.
Они обязаны видеть тока одни голые факты, безо всяких «смягчающих обстоятельств»: к пассажыру подошли, а он в отказ.
А ещо они обязаны делать из увиденного строго такие выводы, которые из него вытекают. Не какие воспитание позволяет, а такие, какие есть.
И какие бы буддицкие невозмутимости они тебе ни показвали, как бы приветлево ни улыбалися, думать про тебя они станут примерно вот такие некрасивые думки:

Чоблять сказал, «неповозможносте»?
Вот прям вот так, прям в глаза?
Нунихуясе.
Ты, падла бездомная, ты реально осознаеш чо щас понес?
Тысмари тварюка блять какая, и как метла-то повернулась. При том, что к нему не от тетьмашы подошли, и не от себя даже, а от Общего. От того самого, благодаря которому тута все вот как сейчас, а не так как раньше.
А он – надоже, поглядите на красавчека — Отказывает.
Как будто сцуко вопрос поставлен «а не хочешь ли как-нибудь в свободное время если совсем уж делать будет нечево». Как будто перед формулированием требующегося от конкретно взятого тебя твои возможности и текущие обстоятельства не были тщательно разсмотрены, и по результатам сего разсмотрения не был получен однозначный вывод «да, этому оно по возможности и большого напряга оно для него не составит».
При этом тебе-гавнюку не тока возмещение непосрецтвенных потрат запланировано, более чем щедрое кстате сказать, тебе-гавнюку даже внеочередную Плюшку наметили, чтоб потом как-нибудь между делом типа случайно на башку уронить, типа вот оно как полезно, Опчеству-то навстречу идти – раз и Повезло на ровном месте.
А он сука вона чо буровит.
Не имею говорит жалания перед Опчеством склониться, во как.
Да ты падла должон впереди любово паравоза бежатеньки, когда к тебе от Общего с нуждишкой малой пришли. Бежатеньки и вопрошатеньки – а нельзя ли мне ещо чонебуть полезного соделати, раз уж все равно вставать пришлось?
Ахуел, ваще падла ахуел, чо тут ещо сказать. Жует опчественные Плюшки, дышыт вкусными опчественными воздухами, а обратку обозначать не просто чота не торопится, а блять на прямые обращения Отказывает. Не говоря уж о том, чтоб самому подойти да щекотнуться – вот, мол, есть вот такие и вот такие возможности, не просматривается ли тут в чом-нибудь Общего интереса? Но нет, нет. Даже когда к нему конкретно подходят, типа вот такая вот есть у Опчества небольшая нуждишка, он вовсе не спешыт подрываться и бежать, и даже умудряется сука разевать свою пасть нащот каких-то гнилых отмазок.
Хотя заслали ему вовсе не талон на безсмертный подвиг, ему заслали строго для него подъемное, чотко по евоным возможностям, да с хорошым большым запасом. Где для полного успеха полностью достатошно самого малейшего евоного жалания.
Которого – ах пичялька – чота не оказалось.
Возможности были, а жалания не оказалось.
Нучо. Значит стоит присмотреться, а не доходит ли такая ахуелость до той Тоненькой Красной Линии, за которой с пассажыром уже надо чота решать.

Не из-за цены этого отказа, нет. Из-за самого факта отказа.
Ведь те кому положено должны и обязаны понимать такой факт строго как угрозу.

Потомушто по сути пассажыр подумал и решыл: не, уважыть Опчество дело конешно хорошее, но я не стану. Пассажыр сам добровольно решыл не склоняться перед Опчеством, то есть поставил выше опчественного интереса даже не свой интерес, а свою дурную дурь.
То есть получается, что пассажыр отрицнул не тока свое отношение к Опчеству, но и (это уже намного сурьезнее) сам опчественный интерес.
Да, до совсем уж грусных фактов покашто не дошло, но это покашто. А так-то сама направленность налицо: пассажыр явно не жалает склониться перед Опчеством и причом даже явно это показывает.
Ты наверно понимаеш чо вот такое означает, верно?
То есть по сути такой семье нехуй делать на опчественной Поляне. По сути пассажыр сам добровольно написал на себя заяву: парни, получаецо так, что по мне есть вопрос. И этот вопрос, если его не решыть, начнет Назревать, вернее сказать уже начал, потомушто нерешонные вопросы не умеют делать ничего другого, они умеют тока Назревать. И со временем во что-нибудь Выливаться.
Такшта давайте парни, заводите на мою семью наблюдательное дело и начинайте подшывать втуда матерьял.
Ну или давайте решайте со мной этот вопрос.

То есть получаецо, что пассажыр мало того что негоден, он ещо и не стесняецо в этом признать ся. То есть теперь вот такого негодного пассажыра надобно либо карать, либо наказывать. Ничево другово с ним с вот таким не соделаешь.
Для решения таких вопросов существуют тока Два Путя, вотъ, освежы если подзабылось.
Карать такого, если цена вопроса это позволяет, лутше не надо – он свой. Все ещо свой. Да, он попутал и по нему есть вопросы, может даже боле того – неясность, но покашто он свой. Да, тем кто этого пассажыра подтверждал, будут прилюдно заданы нелицыприятные вопросы и кинуты прям в морду самые уничижытельные намеки, в связи с чем подтверждательные возможности этих горе-подтверждателей надолго снизяцо примерно до нуля, причом в некоторых Опчествах есть такое: коли тот, кого ты подтверждал, оказалсо замечен в чем-то нехорошем, в результате чего его фамилия многозначительно Мигает в Реестыре, то на тебе и на тех других мудаках, кто взял на себя смелость подтвердить перед Опчеством не особо годного пассажыра, этот факт отразится ровно так же – ты замигаешь. То есть утратишь доверие, а при наличии каких-то отягчающих даже можешь оказаться перед необходимостью подтверждаться по-новой. То есть срочно искать тех, кто подтвердит уже тебя самого. Но увы, так оно дествительно тока у некоторых. А норма сейчас совсем иная, — впрочем, не станем уклоняться от субжа, да тем более в такую грусную сторону, и зафексируем факт: если в составе не прослежывается совсем уж однозначной нелояльности Опчеству, вот так сразу кидаться выпиливать попутавшего – так себе решение. Прежде всего из-за его цены. Представь объем трудозатрат на реализацыю такого решения, грубо и контурно прикинь возникающие риски, и ахуей: тока тех потерь, мимо которых в таком случае по-любому не проехать, оказывается куда как больше, нежели в принцыпе стоит допускать. То есть получается, что решение «да выпилить его ко всем хуям, другим враз неповадно станет» оно конечно хорошо, дествительно хорошо, но реально с гавнюками катют тока пидагогичецкие наказательные вареанты, обходящиеся значительно дешовше.

Как правило реализуецо сие ограничением Предлагаемого. Таким гавнюкам «будто прям нарошно и чуть ли не напоказ» водят под носом вкусной Плюшкой, причом очень подходящей, как будто прям спецально предназначенной именно для такого как он, — и отдают ее другому. Чтоб прямАбиделсо.
А чуть погодя ещо разок, и ещо – чтоб прямНакипело.
Такое понимают все. Даже те, кто не очень-то хотел чота понимать, или наоборот очень хотел показать ся тем, кем не является. На такое реагируют все, даже те, кто сам букально вчера учинял другим точно такие же пробивки, — и выворачивают на всеобщее обозрение свое мотивацыонное нутро, внося по себе окончательную ясность.
Эта технология, щолкнуть по носу и поотслежывать реакцыю, провоцыруя ее, если сам негоднек как-то не торопится поскорее разоблачицо перед товарищами, она никогда, ваще никогда не дает результата «чота несработало» или «вроде сработало, но чота какта невнятно» — внятность ею обеспечивается всегда и в самой полной полноте, таким образом гавнюки сами определяют себя либо как «попутал было дело но поправилсо», либо как «ну меня на хуй», то есть по сути сами принимают по себе соотвецтвующее решение, которое остаецо тока провести в жызнь.

Есть даже такое мнение (но это неточно), что те, кому положено пичялицо за общую здравость ситуацыи, промывают по примерно такой схеме буквально кажного, — ну кроме тех конечно, кто уже успел продемонстрировать свои промывошные воды каким-то другим способом. Но это, как уже было отмечено, таки Неточно, хотя слухи тем не менее откуда-то все время берутся.

Не отказывай Опчеству, ведь Оно твое, оно щекотится за твои интересы, Оно жалает чтоб ты жыл. Никто за это не щекотицо, а Оно да. Помни, с опчественным мелочей не бывает, особенно если к тебе спецально с чем-то подошли и обратилися. Пойди, сделай и отзвонись, причом чотко в срок, не пораньше и не какнебуть потом. Даже если порученное кажецо тебе какой-то неважной копеешной хуйней, потомушто частенько случается, что на неважной копеешной хуйне завязана важная и ничуть не копеешная мутка, которую спецальнообученые пасанчеки мутют на Общую пользу.

24 комментария

  1. Раз Опчество состоит из стайных падальщиков — у него есть вожак, верно? Че-то не верится в какие-то Опчества без вожака, тем более стайных, хот и падальщиков.

    1. Осознанность и его первейшее проявление (Опчество как ты несомненно догадалсо) есть высшее «еволюцыонное» достижение падальщека стайнаго, понеже дозволяет пользовать стаю управленческими методиками, сочетающими скорость реакцыи единоначалия с отсуцтвием рисков ему присных.
      Именно об том любому интересующемуся сообщает вся такназываемая «из торея» рекомаго стервожорца, коия есмь состязание методик управления, среди коих Ход Опчественный выделяецо полнотой сродства природе — како Природе в целом, обаче же и природе оного стервожорца.

  2. Если Опчеству что то от меня надо, Опчество должно мне за это заплатить, или пусть катится к херам. Или конкретно обозначить, чего (или кого) я буду иметь за удовлетворение хотелок Опчества.

    И тех кто Опчество сходу шлет нахуй, Опчество наоборот уважает и ломает перд ними шапчонку. А вот терпилоидов, готовых подрываться и бегать по чужим интересам, в хуй не ставят.

    1. Ты просто ни разу не ходил рядом с субжем, вернее ходил конешно, но интересом не пересекалсо и как следствие Ничо Незамечял. Иначе бы чотко знал: тех, кто пробует «посылать опчество на хуй», как правило навещает группа ломателей шапчонок, прихватившая с собою дежурново терпелоеда Магомедшали Гаджыева. Погугелируй, очень поучительно.

      1. Опчества, у которых есть Магомедшали Гаджиевы и криминал — гавно это, а не опчества, живут они, пока устраивают местную полицию и ФСБ или что там на местности работает.
        У нас тут при Кучме такое цыганское опчество буквально за вечер передавили. При Кучме, вообще, столько всяких опчеств стали мертвыми, что удивительно, как он сам до сих пор жив.

        1. /смотрит с несказанною добротою/

          Оланнар кебек.

          /показывает руками/

          Вот например лес. Не глухой какой-нибудь, не горная тайга, а обычный, где повдоль трассы кажный километыр садовое товарищество. Тем не менее, в этом лесу бегает дохуя чего разного, вотпрям дохуя. А например Дачнек выйдет грибков пособирать, и повстречает тока мух да комаров. Ну если особо наблюдательный, то ещо с пяток птичьков, ну йожеков с белочькаме, ну иногда лосека издалека. А пару мух даже Победит, причом собственноручьно. Да хули он в том лесу не видел.

          1. И Ирония и Пиздец в твоих описаниях Опчества. Ведь Ты начал с описания какого-то очень прошаренного и практически невидимого Опчества, которое никак не палится, и является чуть ли не коллективным разумома на благо всех избранных.
            С каждым новым про Опчество все больше проступают мерзопакостные очертания мелкой ОПГ с неизбежно авторитарным управлением, кнутами и пряниками — тут тебе и сортир для финансиста, и «предложения, от которых нельзя отказаться», и карательная содомизация, прочие ложки дегтя в бочку. Семейные такому Опчеству, конечно же нужны — семейного легче зашугивать и контролировать, а вот семейному с таким Опчеством на одном гектаре и срать лучше не садиться.

            1. Да тебе и четать ничо не надо, раз ты грамотный, возьми да сам поводи жалом, может вжывую чо разглядеть сподобишсо. Скорей всего окажецо что не все Так Страшно. И ещо обезательно окажецо, что срать рядом с Такими Ужосаме ни для кого не обязательно.

              1. Конечно, не все Так Страшно, можно же создать свое Опчество, шправедливое и хорошее, безо всех этих Ужасов.
                Но если с этой стороны подойти, то выходит — все почти так, как Ты и пишешь — прям бери и выполняй по пунктам.
                Да я и сам не понимаю, чего это я не сразу с правильной стороны на это посмотрел. Это, сцуко, совок никак ни выдавливается из организма!

              2. Пичялька для твоего поколения в том, что делать в своей жызни вот такие вещи вам не грозит, ну разве что под многократно усилившымся прессом. И эти задачи Церква перед пузатыми дядями конешно не ставит, задача дядь просунуть хотя бы децыл Общей темы в тот мусор, коим уже набиты бошки ихнего пездючья. Твои пездюки тоже проебут мозги и за всю К&О тока убедяцо шо таки Да, все на чо подлечивала Церква Всеобщего — таки Оно Самое, «жалко шо своевременно неразглядели» — то есть как Мы неоднократно (спецальноблять) уточняли, «чота светит тока внучеку».
                И да, Нам это все понятней чем жыгулевское сцепление: пока у Ученея нету Свещенных Могил и налета Сокральносте, нихуя гномеки не Прочюствуют, оне же Выберают Сердтцем. Вон возьми себя самого, тебе жыж самому твоя културал машине прям криком кричит — шоэтотакоэ, хуйня, неадыкватность, брось каку!!!, а ты не спешыш отбежать, корябаешь стены Учения какбэскептичецким пальчеком, типа «это я Проверяю, вот!», а отбегать не спешыш — вот чо это, разум? Да хуй там, — оно самое, Такназываемое Сердтце, которое чует что литра, а на бумаге чота не могу.

              3. Но если с этой стороны подойти

                /тупо пялится на название «Другая сторона прилавка»/

      2. Может и не пересекался, а может очень умело слал Обчество. А может и не Обчество то было, а желающие пристегнуть меня к своим интересам.

        Ты же никогда конкретики не даешь, а без конкретики это все переливание из пустого в порожнее.

  3. Прихожане из свободного мира задают интересные вопросы. Опщество и ОПГ, в чём разница, когда начинается это вырождение? Если общество допустило своими действиями чтобы его начали именовать опг, это ли не начало пиздеца? «нарекли каловратом», не то же самое, не?

    1. Любое о(О)пчество по мнению любой корпорацыи есть Зло, оттого корпоротивные медии (а других никаких нет) могут поименовать чо угодно (не тока о(О)пчество) любой Нехорошей Обревеатурой. И неустанно это проделывают, да.
      Но никому кроме корпорацый до этого нету никакого дела.

      Критерий различения Опчества и разбойничьей шайки приводился тута поистине Неоднократно, даже наверно «с Настойчивостью», и Нам искренне жаль, что ты не обратил Высочяйшего.

      1. Речь не про облик, который пахучими мазками можно любой и любому нарисовать, про фактуру. У стайных падальщиков, как известно, беспердел получается легко и непринуждённо, а последовательность и умеренность достигаются годами тренировок, и то не у всех.
        Вот кооптировали чёткого Васю в тайномасонский движ, встал он на общую лыжню и видит, товарищ слева — умеренный, а товарищ справа — чего-то не, а кто остальные — неведомо сие, ибо омерта. Товарищ справа ну такой, нахрапистый паренёк, сегодня в кафе может борцухам кинуть «да ща мы вас разделаем, псы», пока ты давишься минералкой с выпученными глазами, завтра его из гестапо еле отмазывают, и конца и края таким коленцам не видно, и старшие чего-то не спешат реагировать на эти флуктуации Хаоса в нашем мире. А, как знает ув. Церква, слабоумие и отвага завоёвывают поклонников быстрее чем умеренность и дальновидность. Что делать Васе если такое правое крыло в опществе начинает со временем расти и довлеть, а левое, наоборот, чахнуть и отваливаться. Происходит ли это исключительно из-за греховной природы человеческой, или этими трансформациями движет чья-то злая воля — Васе неведомо. Васю начинают мучать кошмары о близящемся блудняке, вплоть до 105ч2, включая инфантицид.
        Что делать если опщество мутирует куда-то Не Туда, не в соотвецтвии с твоими железобетонными взглядами на то что такое плохо и что хорошо?

        1. Так а почему ты к Опчеству отнес всякое отребье, которое, как раз и не квалифицируется как опчество.
          Изначально же сказано было, что на статус Опчества претендует только то, чего не видно и не различишь, нет никаких внешних признаков, а результаты деятельности есть.

          Иметь отношение к Опчеству может и «Честный Прокурор, который никогда не берет взяток» например, и его водитель.

          Стайные падальщики умеют маскироваться и прятаться так же хорошо, как бакланить и лезть на рожон. Сколько таких историй — «годами ничего не подозревали, а он вона кем оказался» или «оказывается, все эти годы у него любовница была, еще и пиздюк левый от нее».

          Да вот тебе банальный пример — годами работает какая-то фабрика шампиньонов, шиномонтажка, ларек, или еще что-то — и никаких проблем вообще, никто не кошмарит, а я такую же попытался открыть — закошмарили, коррупция везде, пришлось закрыться.

          У меня была фирма лет 15, над которой как бы висел невидимый колпак, через которые не проникали никакие беды и печальки мелкого бизднесмена — мути, что хочешь — и это всего лишь при ОДНОМ довольно мелком но нужном знакомстве, предполагающем выполнение совсем уж мелких и незначительных задач по просьбе раз в пол года.
          При этом эти раз в пол года предполагают, что ты минут 30 проводишь за столом с такими людьми, что даже сам факт лучше любой ксивы. У тебя над головой развевается невидимый баннер «Заходит в кабинет к такому-то регулярно»

          Но, вместо того, чтобы за это держаться и расширять, чисто из гордынки похерил, типа «А чо это я тут на цырлах должен стоять — уж лучше сам как нибудь».
          Сейчас, незначительно поумнев, я своих сыновей уже предостерегу, скажу им, что не стоит быть заносчивым и гавнистым мудаком, как их батя, и не проебывать возможности из гордынки.

          Можно резюмировать, что Опчество — это когда, вдруг откуда ни возьмись, у тебя появляется необычная легкость в достижении результата, который другие не достигают, хотя бьются как мухи о стекло, а ты вроде ничего такого и не делал, а оно «как-то само».

        2. а я такую же попытался открыть — закошмарили, коррупция везде, пришлось закрыться

          — это гипотетический пример, а не личный опыт.

        3. Не обращай внимания на децкую форму ответа, по сути сие верно: тайномасонские движы сроду не кооптируют идиота, который ходит в одно кафе с борцухами да ещо исполняет там децкие выходки. Ну а коль такой Сумеет Просочицо, за первый же инцыдент его уволют без выходново пособия.

          Технически это решено красивой связкой «тарикат-махалля», Мы через некоторое время коснемсо сего вопроса. Ныне для сего ещо не время, т.к. для должной подачи сего матерьяла необходимо ввести целый ряд ещо не введенных понятий.
          А пока сие не произошло, достатошно такого: любое Опчество СИЛЬНО здравее и ровнее любого отдельновзятого пассажыра, будет тебе Сутба, сам увидишь.

          1. Получается, что стайный падальщик «преодолел» иерархию по типу волчьей стаи, сведя роль вожака к функции, могущей быть исполненной на любом больмень подходящем человеческом матерьяле?

            Первое об чем подумалось в этой связи — за тов. Сталина. Получается, не было тогда верхнего Опчества, и ему не удалось его построить, чтобы стая не оскотинелась после утраты командира? Есть ли разница между Опчеством и Орденом?

            1. Зачотно сформулировал, респегд.

              «Орден» есть примитивное, тупое и негибкое подобие тариката, причом едущее на похожем, но не на том на чом надо. Это примерно как взять жыгу, заменить ДВС на хуевый газогенератор, а рулевое переделать на вожжи. В случае Сталина вариантов не было, ему оставалося или так как он сделал, захватывать чужой орден и решать с его помощью свои вопросы, или тупо никак, отходи в сторону и смотри оттудова, как стадо режут чужые.

Оставить комментарий